Четверг, 19.10.2017, 06:18
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [247]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11<
 
  
 
width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН. Дать жизни истинную цену (Часть 2)

Кешрим Бозтаев

 

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН

 

Продолжение.

Начало здесь – Слово к читателю

                            Взгляд в прошлое (Часть 1)

                            Взгляд в прошлое (Часть 2)

                            Знакомство (Часть 1)

                            Знакомство (Часть 2)

                            Противостояние (Часть 1)

                            Противостояние (Часть 2)

                            Противостояние (Часть 3)

                            Противостояние (Часть 4)

                            Противостояние (Часть 5)

                            Противостояние (Часть 6)

                            Противостояние (Часть 7)

                            Противостояние (Часть 8)

                            Последствия (Часть 1)

                            Последствия (Часть 2)

                            Человек и радиация

                            Дать жизни истинную цену (Часть 1)

 

 

ДАТЬ ЖИЗНИ ИСТИННУЮ ЦЕНУ

 

 

 

 

После неоднократных переписок с ВПК и Минздравом СССР удалось, наконец, добиться снятия грифа секретности. Это произошло в июле 1990 года, но случилось лишь после того, как 20 процентов материалов, очевидно, наиболее ценных, касающихся здоровья людей и радиационной обстановки, уже были вывезены в секретном порядке.

Группа ученых и специалистов медицинского института и практического здравоохранения области изучила материалы диспансера. Они дали ценные сведения об отдаленных последствиях времен открытых взрывов.

Материалы диспансера подтверждают концепцию подавляющего большинства советских и зарубежных ученых о беспороговом влиянии ионизирующей радиации на организм человека и животных. Для такого вредоносного фактора, как ионизирующая радиация, не существует пороговых норм и любой, даже единичный ионизирующий разряд, может вызвать в клетке серьезные структурные нарушения, которые в отдаленный срок могут реализоваться в виде онкозаболеваний или других соматических последствий.

Чем больше доза воздействия, чем выраженнее длительное хроническое воздействие, тем более опасны отдаленные последствия.

В 1963-1964 гг. службой радиационной безопасности полигона была создана карта всех радиоактивных следов от наземных ядерных взрывов, выпавших на территорию Семипалатинской области и некоторых районов Алтайского края РСФСР. Однако, несмотря на неоднократные просьбы, она не была представлена медицинским работникам области. Основная причина засекреченности карты, очевидно, в том, что радиоактивные выпадения по несколько раз в год в течение тринадцати лет ложились практически на всю территорию Семипалатинской области. По утверждению очевидцев, выпадение радиоактивных осадков проходило от эпицентра взрывов (горы Дегелен) на расстоянии до 500-600 километров. Это доказывается также некоторыми архивными материалами и документами радиологического диспансера.

Взяв за основу эти материалы, а также параметры наземных и воздушных взрывов, имеющихся в нашем распоряжении, все население Семипалатинского региона в зависимости от дозы облучения можно распределить на три категории:

I категория - это население, проживающее в районах и населенных пунктах, расположенных на расстоянии 100-150 километров от эпицентра взрывов.

К таким районам относятся Абайский, Абралинскпй, Бескарагайский, Жанасемейский и Чубартауский, а также город Семипалатинск.

Доза облучения населения этих районов и областного центра за все годы испытаний составляет от 100 до 200 бэр, вызывая хронические заболевания.

II категория — это население районов, расположенных в 150-300 километрах от эпицентра взрывов,

Это районы Чарский, Жарминский, Аягузскнн, Бородулихинскнй н Новошульбинский. Доза облучения для населения этих районов - до 50 бэр.

III категория - это население районов, расположенных от эпицентра взрывов за 300 километров. Это районы Кокпектннский, Аксуатскнй, Таскескенский, Урджарский и Маканчинский. Доза облучения для населения этих районов за все годы могла составить от 5 до 10 бэр.

Эта концепция подтверждается и выводами межведомственной комиссии во главе с академиком Цыб А.Ф.: «...город Семипалатинск, а также населенные пункты, расположенные на удалении от эпицентра взрывов на расстоянии до 300 километров, могут быть включены в число, где сформирована значимая коллективная доза...».

Наиболее тяжелыми отдаленными последствиями влияния ионизирующей радиации на организм человека являются избыточная онкозаболеваемость и онкосмертность. Однако официальная статистика не раскрывает эту зависимость. По статистическим данным, онкозаболеваемость в Семипалатинской области даже ниже, чем в некоторых соседних регионах.

Прав академик А.Ф. Цыб, который, выступая 19 июля 1989 года на межрегиональной научно-практической конференции в Семипалатинске, подчеркнул: «У вас очень плохой учет, фельдшера выдают недостоверные справки по поводу смерти больных, имеются факты, когда фельдшера пишут не то, что на самом деле, потому что их будут ругать вышестоящие руководители. Учет в онкодиспансере не совпадает с учетом в ЗАГСе. Мы до сих пор не располагаем точными данными, касающимися роста онкозаболеваемости населения Семипалатинской области и города Семипалатинска в результате длительного воздействия различных доз радиации. По последним расчетам, проведенным В. И. Степаненко, онкозаболеваемость населения прилегающих к полигону районов повысилась примерно в два с половиной раза».

Как показали материалы диспансера, до 1949 года (до начала испытаний) смертность от рака всех локализаций населения Семипалатинска была в 1,5-2 раза ниже, чем в Павлодаре и Петропавловске, взятых как контрольные.

Начиная с 1954 года, онкозаболеваемость в г. Семипалатинске возрастает в 2,5 раза, а к 1966 году остается в два раза выше, чем в Павлодаре и Петропавловске. К сожалению, дальнейшее обследование онкозаболеваемости по г. Семипалатинску было прекращено по указанию Минздрава СССР.

В Абайском, Бескарагайском, Жанасемейском, Абралинском районах онкозаболеваемость и онкосмертность оказались в два раза выше, чем в контрольных районах. В таких населенных пунктах, как Долонь, Черемушки, Мостик, Караул, Саржал, Кайнар, Баршатас, начиная с 6-10 года от начала облучения, показатели онкосмертности составляли от 270 до 450 на сто тысяч населения. Или в 2-2^5 раза выше, чем по области в целом. Опухоли желудочно-кишечного тракта у населения этих поселков составляли до 80 процентов от числа опухолевых заболеваний.

В районах Бородулихинском, Новошульбинском, Аягузском и Чарском онкозаболеваемость и онкосмертность также значительно выше, чем в контрольных группах, в отдельные годы смертность доходила до 270-300 на сто тысяч населения.

В целом онкозаболеваемость и онкосмертность от рака пищевода выросла в 7-8 раз по сравнению с исходным периодом наблюдения.

Хочу отвлечься от официальной статистики и вспомнить свой аул Акчатау, его людей, моих наставников и учителей. Потому, наверное, что сама жизнь заставляет делать это, анализируя прошлое, сравнивая вчерашний день с сегодняшним. Мой аул был богат удивительно интересными людьми — аксакалами, старейшинами. Они были сильными, умными. Работая на колхозных полях с раннего утра до самого позднего вечера, не знали усталости, не боялись трудностей. Живя и работая рядом с ними, мы, молодые, получали хорошую школу трудовой закалки.

Жил в нашем ауле глубокоуважаемый аксакал Ешенгазы-мулла, умевший предсказать судьбу человеку. Аульчане постоянно обращались к уважаемому Ешенгазы-мулле и с трепетом ждали, что скажет провидец об их будущем. Конечно же, никому не хотелось слышать плохого, и мудрец Ешенгазы находил нужные слова утешения, когда что-то не нравилось ему в предсказании.

Не обошла и меня участь многих аульчан: отец привел меня, ученика седьмого класса, к прозорливому аксакалу и с тайным страхом стал ждать, что же он предскажет сыну аульного кузнеца. Ешенгазы-мулла долго и внимательно вглядывался в свои священные книги, читая и перечитывая про себя нужные страницы, и наконец воскликнул: «Я вижу у твоего сына хорошее будущее».

В словах Ешенгазы-муллы звучали мудрые назидания на все случаи жизни: люби труд и уважай людей, будь верен своему слову, не позволяй увлечь себя красивыми фразами, от кого бы они не исходили, живи по правде, не унижай достоинство человека и т. д.

Аульчане уважали и побаивались другого аксакала - Оразбая. Был он строг, немногословен, но справедлив, любил трудиться. Мне вспоминается до сих пор такой случай. Шла сенокосная кампания. Оразбай - машинист сенокосной косилки. Я, окончивший шестой класс, работал в то лето, у него погонщиком. По моей вине на повороте осталась нескошенной небольшая полоса травы. Оразбай велел остановиться. Я остановил волов. Оразбай нанес мне несколько сильных ударов кнутом. Это было наказание за совсем незначительный промах и запомнил я его на всю жизнь. Позже Оразбай сказал мне: «Запомни, как говорят казахи: «Птенец, оперившись, повторяет то, чему научился в гнезде».

Вспоминаю также многих своих наставников-учителей, которые помогли раздвинуть границы мира, дарили свет знаний и души.

И Ешенгазы-мулла, и Оразбай-ага, многие аксакалы и старейшины моего аула, учителя моей школы ушли в небытие, сраженные коварной болезнью, имя которой - рак. Получив радиацию в 50-х годах, они умерли в 60-х и 70-х. Именно в эти годы жертвами рака стало большинство моих земляков-аульчан и аягузцев, живших в 160-250 километрах от эпицентра испытаний на полигоне.

Эти мои воспоминания подтверждаются выводами радиологического диспансера о том, что отдаленные последствия в виде опухолевых заболеваний, как правило, начинают проявляться от начала облучения уже на 3-4-й годы, через 10-15 и 23-27 лет наблюдается их подъем, а при небольших дозах - через 20-35 лет.

Вторыми по значимости являются отдаленные проявления в виде неопухолевых заболеваний. К таким заболеваниям прежде всего относятся убыстрение процессов старения организма (преждевременное старение) и поражение иммунной системы — иммунодефицитные состояния, возникающие под действием даже небольших доз радиации.

Имеющиеся материалы показали, что в районах, прилегающих к полигону, а также в г. Семипалатинске, у половины населения выявлено иммунодефицитное состояние - значительно снизились защитные силы организма. В других регионах иммунодефицитом страдают всего 5-10 процентов населения.

Своеобразным проявлением иммунодефицита служат нарастающие количества инфекционных и паразитарных заболеваний у взрослых и детей. В 40 процентов случаев острые инфекционные заболевания переходят в хронические.

По обширным литературным данным, произвольные хромосомные аберрации, или отклонение вещества ядра клетки от нормального расположения, обнаруживаются у людей в 1,5-2 процентов случаев. По отдельным сообщениям, в некоторых районах с неблагоприятной экологической обстановкой хромосомные аберрации могут фиксироваться до 10 процентов случаев. В Семипалатинском же регионе картина противоположная: в районах I категории у населения, облучавшегося в отдаленные сроки, выявляется до 60 процентов хромосомных аберраций.

У населения II категории районов хромосомные нарушения встречаются в 40 процентов случаев.

А хромосомы клеток несут в себе наследственную информацию, в них заложен генный аппарат, поражение которого ведет к возникновению опухолевых и неопухолевых заболеваний, трансформируя их из поколения в поколение.

Значимыми отдаленными последствиями влияния радиации на население Семипалатинского региона были нарушения со стороны красной и белой крови, или развитие лейкопении и анемии.

В Абайском, Абралинском, Бескарагайском и Жана-семейском районах снижение количества лейкоцитов, белых кровяных телец, на которые возлагается защитная функция организма, начиная с 6-10 годов после облучения, выявлялось и выявляется до настоящего времени в 30-40 процентах случаев. У взрослого и детского населения этих районов в 30-35 процентах случаев обнаруживается анемия.

Полигон ударил по детям. Почти 50 процентов детского населения области страдают хроническими заболеваниями, 60 процентов детского населения Семипалатинска, 65 процентов ближних к полигону районов нуждаются в восстановительном лечении. Заболеваемость детей в Семипалатинске в три раза выше, чем по республике, а умственная отсталость детей по области в 3 раза превосходит республиканский уровень.

Дети-уроды. Они родились такими, и нет на земле силы, которая смогла бы внести поправки в генетический код, заложенный радиацией в гены их родителей.

У 70 процентов женщин отмечена патология, вызывающая осложнения беременности и родов, тогда как по республике этот показатель - 29 процентов.

В настоящее время доказано, что под воздействием ионизирующей радиации у человека в виде отдаленных последствий могут возникать такие, казалось бы. банальные заболевания, как остеохондрозы, сахарный диабет, дегенеративно-дистрофические заболевания костей, суставов, нервной системы.

На основании динамических наблюдений медики сделали довольно тревожный вывод: лица, подвергшиеся облучению, стареют быстрее, на десять лет опережая естественные возрастные сдвиги.

В сравнении с 1970 годом продолжительность жизни по области сократилась на два года, а по республике она увеличилась на три года.

Предметом большой дискуссии стало возможное влияние на здоровье людей подземных ядерных взрывов. Сторонники полигона решительно это отвергали. Их аргумент: нормальный радиационный фон в районе полигона и вокруг него. Что касается 50-х годов, когда проводились наземные и воздушные испытания, то это, говорят они — уже история. А сегодня подземные взрывы безвредны. И у нас не было каких-либо материалов, подтверждающих негативное влияние подземных взрывов на здоровье людей. Тем более, что эта проблема еще не изучена.

Безусловно, потенциальная опасность подземных взрывов на порядок ниже наземных и воздушных. Большинство взрывов в радиационном отношении практически безопасны, нет радиационных выбросов, слава Богу. Но служит ли это основанием для продолжения этих взрывов? Давайте обратимся к элементарной логике. Всего лишь в нескольких десятках километрах от твоего жилища проводятся мощные ядерные взрывы, пусть под землей. Качается твой дом от сейсмических сил в 3-5 башюв. Дают трещины здания, уходит из колодцев вода, рвутся сети коммуникаций. Можешь ли ты быть спокоен?

Но что происходит в толще земли? Эффект от распространения подземной ударной волны нельзя оценить иначе как непоправимое разрушение природной среды, чреватое непредсказуемыми и губительными последствиями. Но об этом подробно в другой главе.

Из официальных источников известно, что 30 процентов подземных ядерных взрывов сопровождается истечением радиоактивных газов, создающих в населенных пунктах превышение естественного радиоактивного фона в десятки и сотни раз, реально переоблучая население. Картина довольно мрачная, если учесть, что подземных взрывов проведено 343.

Где гарантия от случайности, от того, что нет каких-то неизвестных факторов воздействия? Кто доказал, что сейсмика, электромагнитное и инфразвуковое излучение, выход радона из грунта при взрывах не сказываются на здоровье людей? Что силовое, сейсмическое воздействие не приведет в конце концов к непредвиденным качественным изменениям?

Совсем неслучайно, даже находясь под мощным прессингом ВПК, межведомственная комиссия академика А. Ф. Цыб в своем заключении подчеркнула: «Ядерный полигон в Семипалатинской области является хроническим психотравмирующим фактором, отрицательно действующим на психическое здоровье населения области».

Ученые Семипалатинского медицинского института и специалисты практического здравоохранения области, обобщив фактические материалы, сделали заключение:

«Анализ показывает, что в течение 4-5 дней после каждого подземного взрыва число обращений в медицинские учреждения возрастает в 1,5-2 раза. Обостряются хронические заболевания, люди жалуются на головные боли, повышенную утомляемость, сердцебиение, нарушение сна, ослабление памяти, снижение настроения, работоспособности. Появляется повышенная раздражительность, агрессивность. Медицинские последствия ядерных взрывов следует связывать с сейсмическими электромагнитными воздействиями. Все это результат психических реакций населения на подземные взрывы».

При проведении подземных взрывов население подвергается двум мощным вредоносным факторам: сейсмическому и психическому и, как следствие, страдает радиофобией и сейсмофобией.

Радиофобию можно определить как повышенную психо-эмоциональную реакцию на реальную и мнимую опасность радиации. Она входит в группу особого типа неврозов и, сле­довательно, требует диагностики, профилактики и лечения. Радиофобия - очень серьезная проблема. Ее нельзя упрощать, как это пытаются делать некоторые.

У населения Семипалатинска и районов, прилегающих к полигону, отмечался буквально галопирующий рост различных психических заболеваний и невротических расстройств - до 41 процента против 5 в контрольных группах.

Расширились наши знания и о так называемых «малых дозах». Совсем недавно во многих исследованиях биофизиков, биохимиков и радиобиологов указывалось на то, что специалисты к настоящему времени научились регистрировать дозы радиации, но анализировать, а тем более прогнозировать их влияние на здоровье будущих поколений, еще не умеют, что наши знания о так называемых «допустимых нормах радиации» имеют пока абстрактно-теоретический характер.

Как уже было сказано выше, в годы открытых взрывов Минздрав СССР для каждого жителя Семипалатинского региона разрешил дозу в 150-200 бэр в месяц. Давайте подойдем к нормам допустимых радиационных нагрузок с точки зрения сегодняшнего дня.

Сейчас такая норма установлена в 35 бэр за 70 лет жизни. Среднее значение допустимых коллективных доз для развитых государств существенно отличается от принятых у нас сегодня и составляет 5-10 бэр за 50 лет жизни. Поэтому говорить о безопасности коллективной дозы в принципе неверно. В этом случае речь должна идти о величине риска, который может позволить себе то или иное общество в конкретный период истории. Безусловно, общество, уважающее себя и свой народ, не позволит произвольно устанавливать величину риска. За период с 1987 года по февраль 1989 года при подземных ядерных взрывах было больше десяти случаев выхода так называемых инертных радиоактивных газов, что существенно дестабилизировало радиационно-гигиеническую обстановку в г. Семипалатинске, особенно в районах, прилегающих к полигону. Так, 7 мая 1987 года в городе Семипалатинске радиационный фон достигал 350-500 мкр/час, 18 сентября 1987 года - 45 мкр/час. Это так называемые «благородные» и «инертные» газы - ксенон-133, 135, 137, 140, 144, криптон-85, 89, 90, 91, 95, из которых образуются весьма жизненно опасные долгоживущие изотопы: стронций-80, стронций-90, иттрий-91, цирконий-95, ниобий-95, цезий-137, барий-140, церий-144, лантан-140.

О недопустимости облучения населения малыми дозами говорит прозвучавший на 1 съезде радиобиологов вывод: «Малые дозы нередко становятся реальной угрозой здоровью населения, ранее подвергнутого сильному облучению. Наиболее чувствительными оказываются генетический аппарат, естественный иммунитет, система кроветворения и центральная нервная система».

Чтобы читатель имел представление об опасности для здоровья людей и экологии хотя бы одного из этих газов, приведу слова руководителя Госкомгидромета СССР, одного из активных сторонников продолжения ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне Ю.А. Израэля: «Криптон-85 очень опасен для человека, радиологическое воздействие происходит главным образом за счет облучения кожного покрова. Этот газ в атмосфере существенно изменяет электропроводность воздуха, что может привести к глобальным экологическим бедствиям».

Это утверждение Ю.А. Израэля подтверждается выводами зарубежных и отечественных радиобиологов.

Словом, любая сколько угодно малая доза облучения создает определенную вероятность заболевания, называемую риском.

Стремясь завуалировать истинное положение дел с радиационной обстановкой в пораженном регионе, не только военно-промышленное ведомство, но и специальное управление Минздрава СССР и служба Госкомгидромета СССР искали и находили, как они пытались доказать всей стране, веские доводы. Растущий уровень онкозаболеваний, анемии, других болезней объясняли тем, что города и села задымлены, что предприятия работают без мер промышленной санитарии и очистки, что негативное влияние оказывает неустроенность быта.

Между тем так сложилось исторически, что Семипалатинск по разным субъективным и объективным причинам никогда не имел тяжелой индустрии, хотя предпосылки дня ее развития были и есть.

В Семипалатинске, где более 340 тысяч жителей, традиционно развивались отрасли легкой и пищевой промышленности, в последние десятилетия появилась промышленность строительных материалов и машиностроения. Никогда не было здесь химических и металлургических производств.

 

 

 

Продолжение следует.

 

 

Категория: Публицистика | Добавил: begalin (07.01.2009)
Просмотров: 1699 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Будь великодушен - прости подчинённым свои ошибки

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]