Среда, 28.06.2017, 20:39
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [247]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11<
 
  
 
width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН. Последствия (Часть 2)

  

Кешрим Бозтаев

 

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН

 

Продолжение.

Начало здесь – Слово к читателю

                            Взгляд в прошлое (Часть 1)

                            Взгляд в прошлое (Часть 2)

                            Знакомство (Часть 1)

                            Знакомство (Часть 2)

                            Противостояние (Часть 1)

                            Противостояние (Часть 2)

                            Противостояние (Часть 3)

                            Противостояние (Часть 4)

                            Противостояние (Часть 5)

                            Противостояние (Часть 6)

                            Противостояние (Часть 7)

                            Противостояние (Часть 8)

                            Последствия (Часть 1)

 

ПОСЛЕДСТВИЯ (Часть 2)

 

 

Август - время уборки урожая и заготовки сена. Первый атомный взрыв накрыл продуктами радиоактивного деления все населенные пункты региона. Его зловещее «эхо» докатилось до соседних областей, захватив и Алтайский край РСФСР.

Возможно, тогда сами испытатели еще не представляли себе глобальных масштабов этой трагедии, а быть может, им глубоко безразличны были судьбы людей, проживавших рядом с полигоном? Сегодня мы знаем одно: население не знало о предстоящем взрыве, никто не предупредил его, и тем более не позаботился о выведении в безопасную зону.

Почему так случилось? На этот вопрос хочу ответить выдержками из письма на мое имя Главного конструктора современных ядерных зарядов Бориса Васильевича Л.

 

«Глубокоуважаемый Кешрим Бозтаевич!

Посылая вам воспоминания моего уважаемого коллеги Виктора Ивановича, я хотел обратить ваше внимание на то, что автор прежде всего отмечает глубокую веру всех людей, создававших первую советскую атомную бомбу, в то, что они делают очень нужную стране работу. Эта вера придавала им невиданные силы, энергию, вызывала у них энтузиазм, желание сделать свою работу как можно лучше. Не по принуждению, добровольно люди работали, не замечая времени.

И еще люди верили тогда, что они делают нужную, необходимую работу для всей страны. Уезжая испытывать первую бомбу в малолюдные в то время казахстанские степи, испытатели ехали с чувством, что они едут в часть своей родной страны, к своим братьям и беспокоились об их безопасности не меньше, чем о своей. Это специально просил передать вам Виктор Иванович, поскольку и до него доходят измышления недоброжелательных и недобросовестных людей о том, что во время первых испытаний чуть ли не специально оставляли жителей близлежащих аулов, чтобы проверить на них действие атомного оружия. Виктор Иванович — живой свидетель и участник первых ядерных испытаний - с негодованием отвергает эти выдумки.

И Игорь Васильевич Курчатов, и Кирилл Иванович Щелкин, и Юлий Борисович Харитон всегда, на каждом испытании беспокоились о том, чтобы ни в коем случае не пострадали местные жители. К сожалению, в те времена вредных последствий радиоактивных воздействий опасались мало и испытатели часто с ненужной бравадой относились к таким опасным действиям, как посещение опытного поля после приземных ядерных взрывов, использование для поездок техники, сильно загрязненной радиоактивными выпадениями.

Такое же легкомыслие наблюдалось и в работе с радиоактивными веществами. К сожалению, за это многие из работников атомной промышленности расплатились своей жизнью, преждевременно сойдя в могилу. Возможно, что эти настроения проявлялись и в том, что жителям позволяли раньше времени возвращаться в свои аулы, когда дозы еще не падали до допустимых, но даже в этих случаях можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что ни среди военных, ни среди испытателей не было таких злодеев, которые сознательно изучали действие радиации на жителях, живших вокруг полигона.

Что еще хочу Вам сказать, дорогой Кешрим Бозтаевич. На полигоне испытывалось не только ядерное оружие, на полигоне испытывались люди на человечность, порядочность, работоспособность, дружелюбие, честность. Работа на полигоне всегда была не сахар. Это всегда была тяжелая мужская работа, и всег­да надо было быть уверенным в своем напарнике, сменщике, начальнике и подчиненном. Поэтому плохих, ненадежных людей выявляли быстро и быстро от них избавлялись. По-другому было нельзя».

 

Главного конструктора я хорошо знал, неоднократно встречаясь с ним. Мне хочется ему верить.

Тем временем полигон приступил к подготовке и проведению испытаний серийных атомных зарядов. Но их нужно было изготовить, а для этого требовалось время.

Первая атомная бомба была далека от совершенства.

Еще до отправки на полигон первого атомного заряда были предложения по улучшению его энергетических параметров, габаритов и веса. Но всякие предложения были отклонены. Время торопило. Испытав первую атомную бомбу, решили создать ядерные заряды более усовершенствованной конструкции. Поэтому в 1950 году взрывы не проводились, а в 1951 году было проведено испытание двух атомных бомб.

Однако до 1953 года население не предупреждалось о взрывах и не отселялось. Вопросам безопасности проведения испытаний стали уделять внимание лишь некоторое время спустя. Была разработана система защиты, которая предусматривала эвакуацию населения и животных из зоны распространения радиоактивных продуктов при наземных взрывах, а при воздушных испытаниях, когда не исключалось прохождение радиоактивного облака, укрытие людей в помещениях.

Начиная с 1956 года, проводилось оповещение населения за один час до взрыва. При взрывах мощностью более 50 килотонн люди выводились из домов на открытую местность. При взрывах менее 50 килотонн их предупреждали, чтобы никто не подходил к окнам.

В народе загадочный объект, ставший уже явью, стали называть «полигоном», но вникать в его деятельность строго запрещалось. Слухи и домыслы быстро пресекались. Каждый взрыв трактовался как победа человеческого разума, как фактор боевой мощи страны, как проявление народного патриотизма.

Между тем владения полигона расширялись. Были отторгну­ты восемнадцать тысяч квадратных километров земли, ликвидирован Абралинский район, многие покинули землю своих предков. Местные жители носили тайну в себе, возмущались каждым очередным испытанием в тесном кругу родственников и друзей, а при посторонних делали вид, что ничего особого не происходит.

Глубокое потрясение испытало население 12 августа 1953 года. На вышке высотой 33 метра был произведен взрыв термоядерного заряда мощностью 480 килотонн. Грибовидное облако диаметром в 16 километров поднялось на высоту 16 километров. На 9 дней были эвакуированы десятки тысяч жителей. Рушились саманные жилые дома, школы и другие здания, в областном центре, что в 130 километрах от эпицентра взрыва, из окон вылетали стекла, многие здания дали глубокие трещины.

22 ноябры 1955 года была испытана первая водородная бомба, мощность которой значительно превышала мощность первого водородного взрыва. Этот взрыв был произведен на высоте 1500 метров. Образовалось гигантское грибовидное облако высотой 18 километров. Радиоактивные продукты рассеялись на огромные расстояния. Свечение ядерного «солнца» было такой силы, что наблюдалось за сотни километров, а ударная волна ощущалась на расстоянии более 500 километров.

Вот о чем повествуют очевидцы этих событий.

Темирханов К. 3., житель с. Семиярка Бескарагайского района, что в 130 километрах от эпицентра взрыва.

«Когда испытывали первую водородную бомбу, мне было 17 лет, учился в 10 классе. Приезжали военные и говорили, что если объявят тревогу, то срочно всем уходить за село, лечь в овраг, не поднимать голову, закрыть окна, двери, трубу от печи. И вот объявлена тревога. Люди бежали за село. Сперва показались 3 самолета. Сделали 3 круга и вдруг — блеск, сильнее, чем солнце, грохот, пронеслась волна. Она как ножом снесла двухэтажную школу, потом военные восстановили 1 этаж, сто­ит до сих пор. Что творилось в селе: кошки и собаки с ужасом бежали, мычали коровы, окна домов повылетали, кто не успел закрыть печные трубы, дома - зола и пепел, были пожары, творилась жуткая картина...».

Шалаева С. Т., жительница поселка Чаган, в 120 километрах от эпицентра, работала медсестрой.

«С вечера перед взрывом к нам приехали военные и дали рекомендации. Утром после завтрака, где-то в 10 часов, всех больных мы вывели на улицу, положили лицом к земле и укрыли их простынями. Окна заложили матрасами, всю посуду также вынесли на улицу. Настежь открыли двери и закрепили их, потушили печи.

Предупредили нас, чтобы не поднимали головы и не смотрели, что вокруг творится. Вдруг задрожала земля, как-то волнами, хотела поднять голову, какая-то неведомая сила придавливает к земле, но я ясно вижу какой-то столб, затем он превращается в огромный гриб: сперва серовато-дымчатого цвета, затем стал голубовато-красным.

Многих моих подруг затошнило, открылась рвота. Простыни покрылись пеплом светло-голубоватого цвета. Появились трещины в хирургическом отделении, потрескались стекла, сорвало с петель двери.

У моих подруг К. и Ш. дети родились уродами, а у меня были выкидыши. Сейчас болят глаза, перенесла операцию».

В 1956-1958 гг. на полигоне производились интенсивные испытания, которые позволили создать новые типы ядерных боеприпасов.

В 1959-1960 гг. взрывы не проводились.

В 1961 году в стране были созданы межконтинентальные баллистические ракеты и требовалось создать и испытать к ним ядерные заряды. Поэтому 1961-1962 гг. стали временем наиболее интенсивных испытаний. В год проводилось по 40-50 воздушных и наземных ядерных взрывов.

В 1963 году был подписан договор между СССР, США и Великобританией об ограничении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космосе и под водой. Наземные и воздушные ядерные взрывы были прекращены. Договор привел к уменьшению радиоактивного загрязнения биосферы, но не остановил гонки ядерных вооружений. Семипалатинский полигон продолжал активно действовать. Договор лишь «увел» ядерные взрывы под землю.

Подготовка к подземным испытаниям началась в СССР еще в 1959 году. Первое испытание ядерного заряда в горизонтальной горной выработке на глубине 200 метров было осуществлено в 1961 году. Лишь начиная с 1965 года, испытания стали проводиться и в вертикальных шахтах глубиной 500 и более метров. В горгаонтачьных горных выработках проводились испытания зарядов малой и ограниченной мощности, а в вертикальных— мощностью до 150 килотонн.

В январе 1965 года в степи, на слиянии рек Чаган и Аши-су, прогремел ядерный взрыв на «выброс» — ведомством, в поряд­ке очередного эксперимента, было задумано создать искусственное водохранилище. И оно, глубиной около 100 метров и диаметром 400 метров, появилось - с виду прекрасный водоем, на фоне просторной степи радующий глаз незамутненной голубой гладью. А на самом деле, как быстро назвали его в народе, «мертвое озеро», пугающее своей непредсказуемостью. Старые дороги через эти места были перекрыты, водоем огорожен. Взрыв привел к значительному загрязнению большой территории продуктами деления.

В мае 1974 года задуманный подземный ядерный взрыв превратился почти в наземный - окружающие полигон местности были в значительной степени заражены продуктами деления.

1949-1963 годы - это период открытых испытаний ядерно­го оружия на Семипалатинском полигоне. Сколько проведено ядерных взрывов за эти годы, неизвестно. Существуют разные цифры. Нам известно, что до 1963 года здесь произведено око­ло 200 наземных и воздушных испытаний. Полигон называет другие цифры: 138 воздушных и 28 наземных ядерных взрывов. В конце концов, эти цифры не представляют принципиальных разногласий. Цифр, названных полигоном, достаточно для того, чтобы окончательно подорвать здоровье населения окружающего полигон региона.

По данным Института высоких энергий Академии наук Казахской ССР, суммарная мощность ядерных зарядов, испытанных в атмосфере и над землей на Семипалатинском полигоне, в 2,5 тысячи раз превышает мощность хиросимской ядерной бомбы.

В период с 1963 по 1988 год, за исключением полутора лет моратория, проводились интенсивные подземные ядерные взрывы, в год — до 14-18 испытаний. 1989 год будет темой отдельного разговора. Всего подземных ядерных взрывов проведено 343.
 
 
Продолжение следует.
 
 
 
Категория: Публицистика | Добавил: begalin (08.12.2008)
Просмотров: 7351 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 4.0/4 |
Всего комментариев: 6
6  
Кретин роман,лучше победи себя,спаси планету от одного недоумка,только слабоумные могут делить людей по национальному признаку. Талант и глупость национальности не имеют.

5  
Сейчас мы вообще два разных государства,какой позор для всего народа,ведь Советский Союз был самой Великой Державой,а сейчас все республики стали рабовладельческими 10% народа живут,а остальные существуют!!!
Пролетарии всех стран соединяйтесь,свергнем ненавистный режим и докажем своим дедам,что мы потомки того народа,который победил капитализм и фашизм,а евреев так и не смог,а мы сможем,наше дело правое и победа будет за нами!!!

4  
Не то что мороз,волосы дыбом встают,я в то время жил в Ленинабадской области и нас это не коснулось,горы недали,но радиационный фон был повышен повсюду,НО НАМ ЭТОГО НИКТО И НЕГОВОРИЛ,да и нельзя было.
Мне вот одно интересно,ни один казах не сказал про это даже сейчас,а украина достала своим голодомором,неужели Россия и Казахстан пострадали меньше?!

3  
Балжан, рахмет за отклик. Продолжение уже разместил по Вашей настойчивой просьбе. Льгот у жителей Семипалатинска (сейчас этот город называется Семей) нет никаких. Процесс тоже никто не устраивал, но всё произошедшее – это наша история и наша беда, с которой нам необходимо смириться, чтобы жить дальше… И помнить об этой трагедии, чтобы подобное не повторилась вновь.

С уважением, Кайрат.


2  
Когда будет продолжение?

1  
Читаешь и мороз продирает по коже. Какие льготы наше государство предоставило жертвам Семипалатинского полигона? Почему нет аналогии Казастанского Нюрнбергского процесса над виновниками этой трагедии?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]