Суббота, 23.09.2017, 15:52
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [247]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11<
 
  
 
width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН. Последствия (Часть 1)

 

Кешрим Бозтаев

 

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН

 

Продолжение.

Начало здесь – Слово к читателю

                            Взгляд в прошлое (Часть 1)

                            Взгляд в прошлое (Часть 2)

                            Знакомство (Часть 1)

                            Знакомство (Часть 2)

                            Противостояние (Часть 1)

                            Противостояние (Часть 2)

                            Противостояние (Часть 3)

                            Противостояние (Часть 4)

                            Противостояние (Часть 5)

                            Противостояние (Часть 6)

                            Противостояние (Часть 7)

                            Противостояние (Часть 8)

 

ПОСЛЕДСТВИЯ (Часть 1)

 

Новый этап в естествознании, начавшийся в конце прошлого столетия рядом крупнейших открытий, таких, как радиоактивность, строение атома и его ядра, привел к коренной ломке старых представлений о природе.

Это подняло человечество на новую ступень развития, одновременно подняло и его ответственность перед природой и общечеловеческими ценностями.

Встала новая проблема - обеспечения радиационной безопасности окружающей среды: еще в то время стало ясно, что живая клетка распадается под действием энергии от ядерных реакций. Встал вопрос величайшей ответственности защиты самой жиз­ни и среды ее существования. Тем не менее начавшийся процесс изучения и использования атомной энергии стал необратимым.

Маршал Г.К. Жуков в своих воспоминаниях писал: «Не помню точно, какого числа, в ходе Потсдамской конференции в 1945 году после одного из заседаний глав правительств президент Г. Трумэн сообщил И.В. Сталину о наличии у США бомбы необычайно большой силы, не назвав ее атомной.

В этот момент У.Черчилль впился глазами в лицо И.В. Сталина, наблюдая за его реакцией. Но тот ничем не выдал своих чувств, сделав вид, будто ничего не нашел в словах Г. Трумэна. Черчилль, как и многие другие англо-американские деятели, потом утверждал, что, вероятно, И.В. Сталин не понял значения сделанного ему сообщения».

На самом деле еще в 1943 году, после информации немецкого физика-коммуниста К. Фукса о широком развертывании работ в США, правительство СССР поручило И.В. Курчатову возглавить первый атомный научный центр и все работы по атомной проблеме.

Вопрос состоял только в том, кто идет впереди, кто отстает. В результате утечки «мозгов» из Европы в Америку накануне второй мировой войны США явно шли впереди.

Первое в мировой истории испытание ядерного оружия было произведено Соединенными Штатами Америки 16 июля 1946 года в штате Нью-Мексико. Через три недели, 6 августа, на японский город Хиросиму была сброшена атомная бомба колоссальной разрушительной силы, эквивалентной 20 тысячам тоннам тротила. Прогрессивное человечество было потрясено действием американских военных.

Но человечество в то время не подозревало о том, что от трагедии Хиросимы было недалеко до трагедии Семипалатинска.

Сразу после окончания Великой Отечественной войны, не дожидаясь восстановления разрушенного войной народного хозяйства, руководство страны выразило намерение в кратчайшие сроки решить атомную проблему, лишив тем самым США монополии на атомное оружие.

Было принято постановление правительства, обязывающее соответствующие проектные и производственные организации и ведомства за полтора года сделать то, на что американским ученым с их огромными возможностями понадобилось более пяти лет.

В начале 1946 года были созданы соответствующие Главные управления при Совете Министров СССР, в задачи которых входили поиск, добыча, переработка урановых руд, разработ­ка технологии и производства делящихся материалов, а также конструкции атомной бомбы. Руководство этими Главками осуществлялось лично И. Сталиным.

Плановое хозяйство и концентрация огромных материальных и людских ресурсов на главных в тот период направлени­ях развития государства и в трудные военные и послевоенные годы позволили в темпе создать новую атомную индустрию.

Выдающиеся физики, конструкторы и замечательные организаторы самоотверженно трудились с раннего утра и до поздней ночи по созданию атомной индустрии. К этому подталкивали, с одной стороны, любовь к Родине, истинный патриотизм и, с другой, — естественное желание проявить свой ум и талант. Именно такое сочетание государственных и индивидуальных интересов и составило общечеловеческие ценности вне зависимости от эпохи и страны.

25 декабря 1946 года впервые в СССР и Европе И. В. Курчатов с помощниками осуществил управляемую цепную реакцию деления урана на первом реакторе.

21 августа 1947 года правительство СССР специальным постановлением приняло решение о создании атомного исследовательского полигона, получившего условное наименование «Учебный полигон № 2».

Руководство формированием полигона осуществлял специальный отдел Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Направлял всю деятельность полигона и осуществлял непосредственное руководство И. В. Курчатов.

И.В. Курчатову и другим было поручено выбрать место для строительства полигона диаметром примерно 200 километров. Район должен был располагаться не далее 200 километров от железнодорожной магистрали и действующего аэродрома и быть доступным автомобильному транспорту.

По словам очевидцев, были исследованы разные места. Выбор пал на казахстанскую степь вблизи города Семипалатинска: безбрежные просторы, малочисленность населения, отдаленность от центра и в то же время рядом - полноводный Иртыш, железнодорожный и автомобильный пути, аэропорт. Эти и другие факторы как нельзя лучше подходили для сооружения испытательного ядерного полигона.

Сама площадка, предназначенная для его сооружения, представляет собой равнину диаметром примерно 30 километров, окруженную с юга, запада и севера невысокими (до 200 метров) горами - по замыслу испытателей прекрасное место, как буд­то здесь сама природа позаботилась о создании максимальных удобств для испытаний.

В конце сороковых годов на просторах Сары-Арки началось строительство загадочного для населения объекта.

Это был крутой поворот в судьбе казахской степи, издавна дарившей людям здоровье и радость, куда к нашим прадедам и дедам приезжали друзья из России подышать настоем степных трав, испить чистой родниковой воды и целебного кумыса, послушать степные напевы и поправить здоровье.

Много веков на просторах Сары-Арки живут казахи: летом кочуют на джайляу, к зиме возвращаются. Испокон веков животноводство кормит их и одевает. Со временем, когда здесь были организованы колхозы, степь начала приобретать иной облик, появились новые села, дороги, кое-где линии электропередач и связи, другие приметы современности. И вдруг интенсивное строительство загадочного объекта.

Тем временем в одном из городов Урала большой группой ученых интенсивно разрабатывался ядерный заряд. Уже в июне 1946 года Ю. Харитоном в Совет Министров для утверждения была представлена конструкция первой атомной бомбы.

Однако сроки создания атомной бомбы, определенные постановлениями правительства за подписью Сталина испытать плутониевый вариант к началу 1948 года и урановый вариант - не позднее середины 1948 года, оказались нереальными. Но работы по подготовке к первым испытаниям велись настолько интенсивно, что были завершены 6 июля 1949 года.

В конце июля государственная комиссия приняла объекты полигона от строителей и определила готовность аппаратурных комплексов и всех служб к испытаниям.

О готовности полигона в целом было доложено правительству и получено «добро» на проведение испытаний.

Еще в середине июля специально сформированными железнодорожными эшелонами с, Урала по адресу г. Семипалатинск, станция Жана-Семей, было отправлено все необходимое оборудование, а в начале августа на самолетах доставлены узлы и детали самого ядерного заряда.

Вместе с оборудованием и самим зарядом прибыла с Урала в Семипалатинск большая группа создателей первой атомной бомбы.

Все работы по строительству полигона и проведению испытаний выполнялись в условиях строжайшей секретности. Для этой цели были прикомандированы офицеры и солдаты срочной службы воинских инженерных частей. Гражданский вольнона­емный состав отсутствовал. Каждая рабочая группа знала толь­ко свои задачи и была полностью изолирована от смежников.

После ухода с полигона строительных частей все площадки были взяты под охрану войсками МГБ. Работающим запрещалось вести какие-либо служебные разговоры, кроме мест, выделенных для каждой группы и в строго ограниченном кругу. Запрещалось иметь какой-либо контакт с водителями автотранспорта: ничего у них не спрашивать, ничего им не говорить.

Возглавлял режимную службу на полигоне генерал-лейтенант П. Я. Мешик, в 1953 году расстрелянный вместе с Берией.

Один из создателей первой атомной бомбы в СССР в своих воспоминаниях пишет об этом человеке: «Правда, нам с ним не пришлось иметь каких-либо серьезных дел, но мы были очевидцами, когда он отчитывал своего шофера, который смел на какой-то миг куда-то отлучиться. Этому шоферу он совал под нос пистолет и задавал один вопрос: «Ты где был, мерзавец?» И когда тот пытался что-то ответить, раздавался матерный крик: «Молчать, не то прострелю твою башку..!»

Весь август было очень жарко и сухо. К вечеру 28-го пого­да резко изменилась: подул северный ветер, резко похолодало, небо покрылось тучами, заморосил нудный дождь. Такая мерзкая погода, словно по закону пакости, стояла всю ночь, не изменилась она и наутро. Густая и низкая облачность препятствовала запуску после взрыва беспилотных управляемых самолетов для забора радиоактивных проб. Природа как бы отвергала предстоящий взрыв. Руководство испытанием вначале приняло решение перенести его с 7.00 на 8.00 в надежде на улучшение погоды. Но прогноз синоптиков был неутешительным.

Тогда принимается решение произвести взрыв в 7. 00 утра, а управляемых самолетов не запускать. После трехкратной генеральной репетиции на площадке «Ш», где должно быть испытание, рано утром 29 августа 1949 года И.В. Курчатов подписал письменное распоряжение на производство взрыва.

Суровый голос диктора отсчитал секунды. На счет «ноль» произошел резкий толчок земли, последовали оглушительной силы удар, треск и звон. Продолжалось все это всего несколько секунд, затем все стихло.

Тайное стало явью. На полигоне вблизи Семипалатинска на металлической вышке высотой 30 метров был произведен первый атомный взрыв мощностью 20 килотонн, разбудивший степную негу летнего дня.

Гигантская молния прочертила небо, и даже густые облака не сумели скрыть второе солнышко, загоревшееся над землей.

Образовалось огромное пылегазовое грибовидное облако высотой более 7 километров. Сухой травостой степи вспыхивал, как порох, вызывая степные пожары.

Эксперимент удался. Руководители испытаний, куда входил и Берия, выйдя из командного пункта, поздравляли друг друга с успехом, обнимались, целовались.

Берия обратился к Курчатову с предложением дать этому заряду, который так здорово сработал, название. На что Игорь Васильевич ответил, что название ему есть и крестным отцом является К.И. Щелкин, один из создателей первой атомной бомбы в СССР. Заряд получил название РДС-1, что в расшифровке означает: «Россия делает сама». Берга! это название понравилось, и он заверил, что Хозяину тоже понравится, имея в виду Сталина.

Название РДС понравилось не только Хозяину, но и военным. В последующие многие годы другим вариантам новых ядерных зарядов, в том числе и водородным, присваивалось это наименование порядковым номером: РДС-2, РДС-3, РДС-4, РДС-З и т.д.

Но расшифровку РДС знали немногие, некоторые досужие умы переводили это так: «Реактивный двигатель Сталина».

Берия поспешил доложить Сталину об успешном испытании. Сталин выслушав, ответил: «Я знаю». Кто успел ему доложить, опередив Берию, достоверно неизвестно. Возможно, сам Курчатов.

Успех был отмечен как надо. 30 августа на площадке «Ш», в гостиницах и казармах до поздней ночи слышны были громкие голоса и пение, правда, в пределах дозволенного.

Но 31 августа увеселительные мероприятия прекратились. Всем было приказано - все, что увидено и услышано, забыть навсегда.

Рассказывают, что, приезжая на полигон на первое испытание, Берия привез с собой два тайных списка. Один на случай ареста, если эксперимент не удастся, второй для поощрений, если исход будет положительным.

Заработал список для поощрений. Орденами и медалями СССР была награждена большая группа ведущих исследователей. Многим присвоено звание лауреата Сталинской премии, другой группе - звание Героя Социалистического труда.

Многие участники испытания премированы в сумме 125 000, 45 000, 20 000 рублей каждый. Они получили право на обучение своих детей в любых учебных заведениях СССР за счет государства и право на бесплатный проезд железнодорожным, водным и воздушным транспортом в пределах СССР. Некоторым бесплатно предоставлены государственные дачи.

Итак, в СССР создана первая атомная бомба с мощностью взрыва, эквивалентной 20 тысячам тонн тротила. Она имела лучшие параметры, чем американская. Положен конец атомной монополии США. Снята угроза атомного нападения на нашу страну.

Американская сторона в те годы не раз планировала нанесение глобальных ядерных ударов по промышленным центрам и городам СССР. Этому не суждено было случиться: теперь за ударом последовал бы такой же ответный удар.

Успеху в создании первой атомной бомбы в столь короткое время буквально с нуля и на голом месте послужило главным образом то, что у руководства этим большим и важным делом стояли выдающиеся ученые, инженеры, технологи, конструкторы во главе с И. В. Курчатовым.

Сначала для работы по созданию первой атомной бомбы были отобраны именитые ученые, крупные производственники, известные организаторы и специалисты. Однако К. И. Щелкин, которому было предоставлено Сталиным право отбирать специалистов по своему усмотрению, отверг такой подход. Он считал, что если собрать под одну крышу заслуженных деятелей науки и техники, то они скорее заведут междоусобную полемику, нежели объединят свои усилия. Что для решения проблемы нужны молодые, еще не испорченные именитым положением люди. Лишь молодым присущи задор, смелость, риск. Именно это нужно было при разрешении атомной проблемы.

Тем временем с того часа, а именно с 7-00 утра 29 августа 1949 года, когда было успешно проведено первое в стране наземное испытание ядерного оружия, началась трагедия Семипалатинской степи. Вот о чем пишет в своих воспоминаниях один из создателей первой атомной бомбы: «Ужасную картину представляли степные орлы и соколы, подвергшиеся световому облучению, с обуглившимся оперением с одного бока и белыми глазами, они сидели на проводах телефонной связи и не пытались двинуться с места, когда мы к ним приближались.

В одном месте увидели мертвого, сильно раздувшегося и опаленного до черноты поросенка - медики не успели его увезти. В общем, представилась картина, наводящая ужас.

Такие вот страшные последствия для человечества сулит величайшее его изобретение».

А ведь эти птицы составляли гордость казахской степи...

 

 

Продолжение следует.

 

 

 

Категория: Публицистика | Добавил: begalin (08.12.2008)
Просмотров: 9279 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
Весь день не спал. Всю ночь не ел. Понятно дело, устаешь!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]