Суббота, 21.10.2017, 09:32
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [247]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11<
 
  
 
width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН. Противостояние (Часть 5)

 

Кешрим Бозтаев

 

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН

 

Продолжение.

Начало здесь – Слово к читателю

                            Взгляд в прошлое (Часть 1)

                            Взгляд в прошлое (Часть 2)

                            Знакомство (Часть 1)

                            Знакомство (Часть 2)

                            Противостояние (Часть 1)

                            Противостояние (Часть 2)

                            Противостояние (Часть 3)

                            Противостояние (Часть 4)

 

 

ПРОТИВОСТОЯНИЕ (Часть 5)

 

 

Объектом нападения со стороны ВПК, жителей Курчатова стали Олжас Сулейменов и я. Но Олжас Омарович — творческий работник, личность свободная, к тому же в силу того, что живет в Алма-Ате или в Москве, несколько отстранен от, ставших ежедневными, стрессовых ситуаций. Мне же было труднее - приходилось принимать на себя бурю нападок, которые надо было выдерживать или отражать.

Начатая по инициативе некоторых руководителей полиго­на и его специалистов, поддержанная сверху, из Москвы, кампания давления на меня обескураживала. Порой я чувствовал свое бессилие перед всемогущим ведомством, понимал, что в любой момент могу быть раздавленным и смятым. Были моменты, когда захлестывали отчаяние и одиночество, но не припомню, чтобы мог быть готов к отступлению. Жил тогда с твердым убеждением: либо выстою в этом суровом противостоянии, либо уйду с должности первого секретаря обкома - будущее не пугало. Как-никак, металлург, мог бы найти себе место на производстве.

А первый заместитель председателя облисполкома А.Р. Ломтев как-то назвал это давление «заговором генералов».

Председатель Курчатовского горисполкома Э. Л. Филимонова однажды спросила:

— Кешрим Бозтаевич, как там в Москве, у Вас поддержка есть?

Все это действовало на психику, невеселые мысли особенно терзали меня по ночам, когда наваливалась трудная бессонница. Но стоило утром переступить порог своего рабочего кабинета и окунуться в водоворот дел, как все мрачное отступало. Душевное понимание проявил председатель облисполкома Анатолий Семенович Еременко. У этого внешне сурового, немногословного человека добрая, все понимающая душа. В трудные дни, когда, казалось, не выдержу очередного давления могучего ведомства, Анатолий Семенович оказывал мне моральную поддержку. Мы засиживались подолгу, советуясь о наших дальнейших действиях.

К концу подходил 1989 год, первый год и наиболее напряженный период противостояния. Город атомщиков Курчатов буквально бурлил. И это тоже понятно: закрытие полигона означало для них неизвестность,' ломку судеб. Именно так воспринималось многими курчатовцами антиядерное движение. Этот эгоизм, подогреваемый определенными лицами, часто тенденциозными публикациями в центральной прессе, различными самостийными комиссиями из Центра с их необъективными выводами, достиг своей кульминации.

В первых числах ноября в Курчатове состоялся митинг протеста против действий руководства области. В итоге же в Моск­ву на имя Президиума второй сессии Верховного Совета СССР была отправлена телеграмма.

Вот она.

 

«Москва. Кремль, в Президиум сессии Верховного Совета СССР.

Крайне возмущены демагогическими выступлениями и откровенной клеветой народного депутата СССР О. Сулейменова на съезде народных депутатов. Возмущены разнузданной лживой кампанией, проводимой Семипалатинским обкомом партии в отношении полигона и правительства. Все это приводит к агрессивным экстремистским действиям местного населения против жителей полигона. Кто ответит за это, требуем немедленного проведения гласного расследования всех фактов, приводимых О. Сулейменовым и областным руководством, назначения компетентной комиссии с полномочиями Верховного Совета по установлению истинного положения дел, с целью нормализации обстановки вокруг полигона. Сомневаясь в чистоплотности целей, преследуемых К. Бозтаевым и О. Сулейменовым, выражаем им наше недоверие, как народным депутатам и требуем, огласить на совместном заседании палат Верховно­го Совета текст данной телеграммы и письмо Рыжкову Н.И. от жителей гор. Курчатова и совета трудовых коллективов».

 

Разумеется, я не мог не отреагировать на эти откровенно злобные нападки.

В соответствующие центральные ведомства я направил свой протест. Приезжал начальник Политического отдела 12 управления Министерства обороны генерал-майор Солодилов И.Д. Но, как и следовало ожидать, объективного разбора не было.

Состоялись мои трудные встречи с курчатовцами. Острый диалог сблизил нас, и мы нашли взаимопонимание.

Комиссия во главе с т. Букатовым, о которой рассказано выше, была, образно говоря, первой ласточкой, открывшей путь в нашу область другим многочисленным комиссиям. Каждая из них требовала к себе особого внимания, отвлекая большое число работников от их повседневных дел. В то же время коэффициент полезного действия многих комиссий был незначительным: они приезжали и уезжали, не оставляя после себя какого-либо заметного следа - все оставалось по-старому, если не считать того, что морально-психологическая обстановка среди населения пострадавших районов все более накалялась.

Среди различных комиссий наиболее твердую позицию заняла комиссия Верховного Совета СССР, возглавляемая народным депутатом СССР, писателем Украины, врачом Ю.Н. Щербак. Комиссия прибыла в Семипалатинск по поручению председателя комиссии Верховного Совета СССР по экологии и рациональному использованию природных ресурсов К. О. Салыкова. Какимбек Салыкович твердо стоял на позиции прекращения взрывов на Семипалатинском полигоне. Юрия Николаевича Щербак я лично попросил приехать. В то время он руководил подкомитетом Верховного Совета по ядерной экологии. Он сам - свидетель трагедии Чернобыля — хорошо понимал проблемы Семипалатинска и искренне взялся помочь. В то время он работал над книгой «Чернобыль».

Маршрут комиссии все тот же: полигон, села и населенные пункты, расположенные в зоне его влияния, Курчатов, Семипалатинск... Это путь, уверенно проторенный самыми различными комиссиями из Центра. Не могу судить о впечатлениях, полученных их членами за время поездок. Возможно, кого-то и потрясло увиденное: социальная отсталость сел и аулов, отсутствие элементарных условий для нормальной жизни и больные — взрослые, дети...

Комиссия Ю. Щербака, пожалуй, единственная, объективно оценившая сложную ситуацию вокруг полигона. К чести Юрия Щербака, он был предельно правдивым и честным в своих выводах и не скрывал возмущения по поводу того, что на протяжении долгих четырех десятилетий ядерных взрывов народ многострадального региона по существу был забыт своим правительством, оказался без защиты государства. Об этом Ю. Щербак смело докладывал на совместном заседании двух комитетов Верховного Совета: по экологии и по обороне.

Самой большой и самой, наверное, представительной была комиссия, которую возглавил председатель военно-промышленного комплекса, заместитель председателя Совета Министров СССР И. С. Белоусов. Мы возлагали серьезные надежды на то, что И. С. Белоусов, глубоко разобравшись в сложившейся непростой ситуации, даст объективную оценку происходящему.

По пути в Семипалатинск комиссия Белоусова остановилась в Алма-Ате, где встретилась с первым секретарем ЦК Компартии Казахстана Н. А. Назарбаевым.

Второй секретарь ЦК Компартии Казахстана В. Г. Ануфриев рассказал мне об этой встрече. Напряженный тон беседе задал начальник Генштаба Вооруженных Сил СССР генерал армии М. А. Моисеев. Он заявил, что обком партии и его первый секретарь К. Б. Бозтаев намеренно будоражат народ, пытаясь создать вокруг полигона отрицательное общественное мнение.

В. Г. Ануфриев в довольно резкой форме возразил ему:

— Не обком партии и не Бозтаев виноваты, а военно-промышленное ведомство.

Моисеев вскипел:

— Как Вы, второй секретарь ЦК, смеете так заявлять. Ядерный полигон — это щит Родины, и никому не дозволено его поколебать.

— Потому и заявляю, — сказал Ануфриев, — что я второй секретарь ЦК.

Вмешался Н. А. Назарбаев:

— Все, что произошло в Семипалатинском регионе за 40 лет ядерных испытаний, — это антигуманно, бесчеловечно. Поезжайте в Семипалатинск, встретьтесь с народом, убедитесь сами.

После этой встречи Нурсултан Абишевич позвонил мне и сказал:

— К Вам едет комиссия Белоусова, надо организовать ее встречи с людьми.

По-моему, Михаил Андреевич Моисеев после встреч на нашей земле изменил свою точку зрения.

Мы облетали на военном вертолете экспериментальные площадки полигона.

В полете генерал А. Д. Ильенко комментировал расположение объектов. Рассказывая о них, Ильенко горячо и страстно защищал интересы полигона, утверждая необходимость продления его действия. Неожиданно Михаил Андреевич его оборвал:

— Замолчи! На этом полигоне ядерные испытания надо прекратить!

Что побудило начальника Генштаба так круто изменить свою позицию? Убежден, что он глубоко и объективно понял всю ситуацию. Думаю, повлияли справедливые слова Назарбаева, да и весь разговор, состоявшийся в ЦК Компартии Казахстана и первые впечатления в Семипалатинске заставили задуматься и многое переосмыслить.

Как бы то ни было, настрой у Моисеева был уже совсем иным. По-моему, на этой позиции Моисеев остался и потом.

В течение нескольких дней комиссия напряженно работала. Мы организовали встречи И. Белоусова и членов комиссии с медицинской общественностью области, с большой группой депутатов всех звеньев, они побывали в трудовых коллективах, в населенных пунктах.

Во время своих поездок Белоусов воочию убедился, насколько серьезна ситуация, сложившаяся вокруг полигона. Население открыто требовало его закрытия.

В общественно-политическом центре состоялась встреча И. С. Белоусова с представителями общественности Семипалатинска и прилегающих к полигону районов. Народу собралось столько, что зал на 750 мест не смог вместить всех: люди заполнили просторный вестибюль, лестничные пролеты, большая толпа стояла перед входом, были установлены усилители.

В президиуме я сидел рядом с Белоусовым. Слышу, он шепчет рядом сидевшему Моисееву:

— Разыгран спектакль, все заранее подготовлено к нашему приезду, научили, что и как говорить...

Моисеев молчал.

Белоусов проявил немалую гибкость, показал изощренное искусство перевоплощения.

Перед собравшимися он эмоционально давал обещания:

— Вопрос о полигоне будет решен. Я вернусь сюда с конкретными решениями в первом квартале 1990 года. Вы будете довольны. Верьте мне.

Это было в ноябре 1989 года. Люди расходились с собрания несколько успокоенные. Многие поверили члену союзного правительства. Знали бы все, кто слышал его клятвенные обещания, что в тот миг на трибуне Игорь Сергеевич был далек от искренности, что кипели в его душе совсем иные страсти.

Давая такое обещание, он внутренне надеялся на то, что удастся убедить население.

Утром следующего дня на совместном заседании бюро обкома партии и исполкома облсовета, посвященном обсуждению итогов работы комиссии, председатель ВПК предстал перед нами совсем в ином качестве. Сдернув маску добродетели, которую вынужден был натянуть на себя перед опасностью народного гнева, он раскрыл свое истинное лицо.

Не утруждая себя объективным анализом, Белоусов с первых же слов пошел в наступление.

Как всегда, он говорил уверенно, прерывал выступающих, в голосе его звучал металл. Некоторые члены бюро и исполкома поначалу опешили и даже растерялись от этого штурмового натиска.

Я старался быть спокойным. Для меня поведение Белоусова не было неожиданностью.

За период противостояния Игоря Сергеевича Белоусова я изучил неплохо. Его колоритная фигура внушала доверие. Он мог быть открытым и располагающим, когда был уверен в своей силе. Но стоило кому-то возразить и выразить иную позицию, как председатель военно-промышленного комплекса мгновен­но перекрашивался - возражения не терпел. И это было постоянным состоянием его души. В этом убедила уже первая наша встреча с Белоусовым, состоявшаяся летом 1989 года.

Решил поговорить с Игорем Сергеевичем о проблеме поли­гона с глазу на глаз. Будучи в очередной раз в Москве, записался к нему на прием.

Белоусов занимал кабинет в Кремле. Когда я вошел, хозя­ин бодро вскочил из-за стола и через ковровое пространство пошел навстречу. С готовностью протянул мне руку, его лицо светилось улыбкой, которая как-то не стыковалась с настороженным, холодным взглядом из-за стекол очков.

Усадив меня за стол для заседаний, сразу же начал разговор.

— Нам необходим ядерный паритет,- говорил Игорь Сергеевич, — мы не должны забывать о военной мощи НАТО. Сейчас мы серьезно отстали от США в разработке и испытаниях ядерного оружия. Если прекратим взрывы на Семипалатинском полигоне, то оставим государство безоружным.

Он говорил долго и в общих чертах.

Я возразил Белоусову, приведя известные мне в то время серьезные аргументы. Узнав мою твердую позицию, он сразу же изменился. Настороженность в его глазах сменилась холодной сталью. От недавней расположенности не осталось и следа - как будто между нами пробежала кошка.

Я покидал кремлевский кабинет председателя ВПК с горьким осадком на душе, с чувством обреченности представлял безнадежность создавшегося положения, ибо наши позиции оказались на разных полюсах. К сожалению, мое предчувствие оправдалось - это взаимное непонимание, а порой и открытое противостояние длилось вплоть до февраля 1991 года, до того дня, когда Белоусов ушел с поста председателя военно-промышленного комплекса.

Как первому руководителю области в период противостояния мне не раз приходилось вступать с Белоусовым в споры в его же рабочем кабинете до этого заседания и потом. Воспитанный в духе командно-административной системы, он твердо уверовал в правоту своего мнения и своего слова, был непререкаемо категоричен, не терпел никаких возражений. Каждое мое выступление, каждую реплику встречал в штыки. Наше взаимное неприятие друг друга в конце концов дошло до открытой конфронтации.

Я тоже встречал любые его слова в штыки. Как-то на одном из совещаний в его кабинете присутствовали У. К. Караманов и Е. М. Асанбаев, тогда секретарь ЦК Компартии Казахстана. Между мной и Белоусовым вновь произошла стычка.

Вскоре, уже в Алма-Ате, У. К. Караманов мне рассказал, что звонил ему Белоусов и просил призвать к порядку Бозтаева, унять его пыл.

Благополучно отбыв в Москву со своей комиссией, Игорь Сергеевич оставил пострадавшему населению полный короб обещаний, а мне — грозную неопределенность. Все его поведение как бы предупреждало: остановись, пока не поздно!

Ни в первом квартале, как обещал, ни потом И. Белоусов так и не приехал в область. Расчет его был прост, и он не скрывал этого: пусть пройдет время, народ, подстрекаемый руководством области, успокоится, потом можно будет с ним договориться. Однако он позвонил мне из Москвы и сказал: «До конца года взрывов на полигоне не будет».

Причина его неприезда нам известна: надеялся на продолжение взрывов, а мы стояли на своем — прекратить немедленно.

В дни работы Съезда народных депутатов СССР, в апреле 1990 года, я его спросил на ходу: «Игорь Сергеевич, вы приедете к нам?». Он ответил резко: «С чем? С программой — разоружаться?» У руководителя ВПК просто не было достаточных аргументов для встречи с людьми.

Перед уходом с поста председателя ВПК, уже в начале 1991 года, Игорь Сергеевич стал другим. Он как-то сказал: «Спешите, чтобы я мог вам чем-то помочь». Именно с его помощью, несмотря на возражение Министерства обороны, мы получили разрешение на разработку на территории полигона месторождения угля «Юбилейное». По-видимому, Белоусов понял всю бессмысленность противостояния.

 

 

Продолжение следует.
 
 
 
Категория: Публицистика | Добавил: begalin (29.11.2008)
Просмотров: 1347 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Короткий путь всегда заминирован.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]