Понедельник, 25.05.2020, 15:03
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [249]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11< width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН. Знакомство (Часть 1)

Мы продолжаем публиковать книгу Кешрима Бозтаева «Семипалатинский полигон», которую предоставил нашему сайту его сын Нурлан Бозтаев, Председатель совета общественного Международного благотворительного Фонда «Полигон – 29 августа», Член межведомственной правительственной комиссии РК по Семипалатинскому региону.

 

 

 

Кешрим Бозтаев

 

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ПОЛИГОН

 

Продолжение.

Начало здесь – Слово к читателю

                            Взгляд в прошлое (Часть 1)

                            Взгляд в прошлое (Часть 2)

 

 

ЗНАКОМСТВО (Часть 1)

 

Итак, 1987 год вошел в мою деятельность как время близкого знакомства с Семипалатинским ядерным полигоном. Разумеется, прежде мне предстояло увидеть город атомщиков, который не был обозначен на географической карте. Что за таинственный Семипалатинск-21, куда въезд посторонним строго воспрещен. Одновременно было у города и второе имя - Курчатов.

Не стоит, наверное, подробно рассказывать об этом выдающемся ученом-физике, внесшем огромный вклад в развитие отечественной науки. Ему посвящены книги, фильмы, о нем достаточно широко писалось и пишется.

Те, кто вместе с Курчатовым создавали первую атомную бомбу, отзывались о нем как об удивительно колоритной фигуре, оставившей незабываемое впечатление у всех, кто с ним встречался по работе, сочетавшей в себе величайшего, разносторонне развитого ученого и талантливейшего руководителя, прекрасного человека, находящегося как бы в вечном безостановочном движении, не знающего понятия - усталость.

За длинную красивую бороду И. В. Курчатова за глаза все величали не иначе, как «Бородой», а некоторые даже называли Игоря Васильевича «Козлом», причем эта, казалось бы, оскорбительная кличка всеми, в том числе и «Бородой», встречалась веселым хохотом.

Бывали случаи, когда на затянувшемся до 2-3-х часов ночи техническом совещании Игорь Васильевич вдруг прерывал все разговоры, объявлял конец совещания, приказывая всем расходиться отдыхать, хорошенько выспаться, а в 8 часов утра со свежими силами собраться вновь и продолжить неоконченные разговоры.

О том, что в г. Курчатове с именем ученого связано почти все, достоверно знают, наверное, лишь посвященные. Это прежде всего центральная улица Курчатова. Это одетый в гранит величественный памятник, символ и гордость города. Город своим появлением и становлением обязан этому великому человеку.

Вот и настал час. Я, как первый секретарь Семипалатинско­го обкома партии, по долгу службы приехал в Курчатов, расположенный на территории области, чтобы ознакомиться с ним.

Честно говоря, не ожидал увидеть далеко в степи современный, белокаменный город с благоустроенными коммуникациями, дорогами, площадями. Город стоит на берегу Иртыша, выглядит компактно и уютно. Здесь есть почти все для плодотворной работы и полнокровной жизни: большие и красиво отделанные магазины, дом культуры, музей, типовые школы, гостиницы, рестораны, детские сады и ясли, коттеджи. И все — рядом с жилыми кварталами, как и положено в цивилизованном городе. На самой его окраине, в стороне от многолюдья жилых массивов, раскинулся больничный комплекс, оборудованный в соответствии с последними требованиями практической медицины.

На северо-восточной окраине города, ближе к Иртышу стоит двухэтажный коттедж, построенный в 1949 году в связи с приездом на полигон на испытание первой атомной бомбы Берии. Берия жил здесь два дня. С тех пор традиционно проживают в коттедже начальники полигона. Подальше на самом берегу Иртыша, развернуты дачи, огороды. Здесь в часы досуга большая часть курчатовцев занимаются огородничеством.

У города суровая история. О ней рассказывают очевидцы тех времен, когда в степи рождалось поселение первых атомщиков.

В 1947 году первыми сюда прибыли строители войсковой части. Тогда речь шла о военном гарнизоне, город, как таковой, не планировался. У гарнизона было название - Москва-400. Почти одновременно со строителями сюда стали съезжаться ученые. Они жили в палатках и времянках, мирясь с неустройством быта.

Шло время. Объем работ на полигоне расширялся, втягивая в свою орбиту все новых и новых людей. Росло и поселение: людей надо было размещать и, как оказалось, не на временное, а на постоянное житье. Рядом с построенными наспех штабом и общежитием стали появляться и работать объекты социальной сферы.

Теперь это уже был не военный гарнизон, как замышлялось ранее, а город со всеми присущими ему признаками. В 1974 году поселение получило статус города. Отныне номерное обозначение Семипалатинск-21 сменено на Курчатов.

В центре Курчатова стоит двухэтажная гостиница. Она построена как общежитие в начале пятидесятых годов. Там жили величайшие ученые: И.В. Курчатов, Ю.Б. Харитон, К.И. Щелкин, Я.Б. Зельдович, А.Ф. Иоффе, А.Д. Сахаров и другие. Жили без семей.

Работали и жили молодые ученые-конструкторы в условиях жесточайшего режима — ничего лишнего, только дело. Причем, каждый знал лишь свой участок. Они были молоды, и все, при­сущее молодости, им было не чуждо. Однако установленный строгий распорядок не допускал никаких развлечений. Единс­твенное, что разрешалось - время от времени ездить в Жана-Семей (левобережная часть Семипалатинска). Перед каждой такой поездкой получали строгую инструкцию: не общаться с местным населением и напутствие: «Ведите себя скромно».

Первопроходцы-атомщики вели .аскетический образ жизни. Работа и только работа.

Яков Зельдович, главный теоретик, один из выдающихся ученых в области ядерной физики, человек исключительно талантливый, искрометный, говорят, возмущался: «Что за жизнь такая, ни погулять, ни выпить...»

И все-таки Зельдович умудрялся иногда по вечерам убегать на свидание с девушкой - вылезал через окно (жил на первом этаже).

В музее полигона я видел этих людей в фотографиях. Эти великие ученые стояли у истоков создания отечественной атомной индустрии, их имена неразрывно связаны с современной нашей историей.

А что о них знаем мы, сегодняшнее поколение? Очень мало, если не сказать - почти ничего.

Большинства из них уже нет в живых, и они остались такими же безвестными, какими были и при жизни.

Такова участь тех, на кого наложена была строгая печать засекреченности. Но не пришла ли пора, сорвав ее, рассказать миру об этих людях - талантливых ученых, конструкторах, руководителях, прекрасных воспитателях, умевших самозабвенно работать и вести за собой коллективы на преодоление любых трудностей.

Они были добрыми товарищами, умели создавать доброжелательную атмосферу в коллективах, они делали все, чтобы напряженный, порой изнуряющий труд приносил моральное удовлетворение.

Своим примером они доказали, что в противоборстве с трудностями закаляются воля, целеустремленность, укрепляются величайшая организованность и внутренняя дисциплина, без которых ученый не состоится.

Размышляя сейчас об этом, думаю о самоотверженности молодых ученых и специалистов. Что их держало на полигоне? Заработки? Но заработки были не так уж велики и вряд ли компенсировали жизнь на правах узников. При желании каждый из этих талантливых людей мог бы и заработать больше, и жить в свое удовольствие.

Их держало избранное раз и навсегда дело, которым они были увлечены. Это истинные фанаты науки.

В те годы в Семипалатинскую степь стекались выдающиеся умы страны в области ядерной физики.

У нашей степи поистине судьбоносное предназначение.

В прошлом веке степь приняла в свои добрые объятия многих ссыльных просветителей, в числе которых были ученые-историки, этнографы, географы, с которыми дружил Абай. Его творческая участь была предрешена окружением прогрессивно мыслящих людей, рядом с которыми великий казахский поэт черпал силы и оптимизм.

Большой вклад в развитие культуры и образования края внес известный просветитель Е. Михаэлис.

Памятной страницей в истории степи навеки останется пребывание в Семипалатинске классика русской литературы Ф. М. Достоевского. Ссыльный писатель, этапом пригнанный сюда из Омска, не был одиноким. Чего стоила одна лишь дружба с Чоканом Валихановым, скрашивавшая суровое бытие жизни. Этот выдающийся казахский просветитель был для Достоевс­кого нравственной опорой.

С чувством глубокого удовлетворения знакомился я с городом и с его жителями, среди которых не встречалось хмурых лиц, ставших в последнее время как бы визитной карточкой нашего, раскачиваемого политическими, экономическими, социальными бурями общества. Шквальный ветер этих потрясений не миновал и г. Курчатов: все-таки не столь обильными, как раньше, были прилавки магазинов, копились, не находя решения, проблемы городского хозяйства... И все же, по сравнению с соседними селами, с областным центром, жизнь здесь шла своим спокойным, размеренным чередом. Что же те, кто обеспечивает атомный щит страны, заслужили этого.

Однако, где-то в глубине души копились горечь и обида - уж слишком велик был контраст в условиях жизни населения Курчатова и близлежащих сел.

Еще до приезда в Курчатов я много времени посвятил поездкам по селам, поселкам и городам области, и всюду - одна и та же картина запущенности социштьной сферы. На далеких отгонах люди жили, как и десять, и двадцать лет назад, в саманных мазанках, без электричества, газа, порой с огромным дефицитом воды.

В Курчатове, как базовом городе полигона, сосредоточены крупная научная и исследовательская база Министерства обороны, Министерства атомной энергетики и промышленности, Министерства общего машиностроения СССР, производственные базы буровиков, шахтостроителей, геологов, монтажников.

Здесь в распоряжении испытателей - вольеры, где содержатся подопытные обезьяны, собаки, крысы, имеются виварий с клиникой и спецкухней, корпуса и специальные помещения для лабораторно-теоретических и экспериментальных работ с уникальным вычислительным центром, аэродром, железнодорожная станция.

Город атомщиков - это база, от которой на десятки и сотни километров в степь протянулись невидимые глазу нити засекреченных коммуникаций.

После знакомства с городом командование полигона любезно предложило мне осмотр основных объектов, разбросанных по степи.

Мы летели на военном вертолете, который плавно снижал­ся над каждой площадкой. С высоты птичьего полета хорошо были видны контуры научно-исследовательских и испытательных площадок. Подъезжали к объектам и на машинах.

Странное чувство охватывает, когда посреди голой, убегающей к горизонту степи вместо привычной житейской картины - чабанских юрт, табунов лошадей, отар овец — взору вдруг открываются шахты, своеобразные строения и железные каркасы вышек.

Исследовательская площадка «Балапан»— одна из самых значительных по объему и масштабности выполняемых работ. Предназначена в первую очередь для осуществления в скважинах испытаний ядерного оружия максимальной пороговой мощности до 150 килотонн. Параллельно с основными задачами на площадке выполнялись и ряд военно-прикладных работ в области механики, физики горения, моделирование землетрясений, определение сейсмостойкости зданий и сооружений, отработка методик тушений нефтяных фонтанов.

Исследовательская площадка «Г» («Дегелен») используется для ядерных испытаний средней и малой мощности. В отличие от площадки «Балапан», представляющей собой равнинное плато, площадка «Г» расположена в горах. Ядерные устройства монтируются в горизонтальных штольнях, что позволяет расширить спектр сопутствующих исследований, направляющих воздействие тонизирующих излучений на физические и биологические объекты. Здесь получают значительный объем информации при исследовании в области фундаментальной и прикладной ядерной физики.

Площадка «10» – одна из крупных научно-исследовательских технологических баз, на которой смонтированы две реакторные установки. Основная задача комплекса состоит в проведении испытаний высокотемпературных топливных материалов, выполнения фундаментальных исследований в области физики продуктов деления, теплофизики и гидрогазодинамики.

Исследовательские лаборатории площадок «Ш» и «10-предназначены для исследований в области ядерной физики и моделирования процессов, сопровождающих ядерные» реакции.

На площадке «М» расположена лабораторная база предназначенная для радиохимических, радиологических, биологических исследований, сооружена и функционирует воздухоразделительная установка по производству жидких азота и кислорода.

Меня подробно ознакомили с центром исследований ядерных реакторов. Здесь работа проводится научно-производственным объединением «Луч».

Более 30 лет функционирует площадка «Ш», на территории которой сооружен импульсный графитовый реактор. Установ­ка не имеет аналогов в мировой практике и позволяет решать большой круг задач в области сверхвысоких температур. Здесь осуществляются исследования новых реакторных материалов и их композиций для последующего использования в атомной энергетике.

Этим коллективом в безводной полупустыне созданы мощная экспериментальная база исследований и производственный комплекс испытаний ядерных энергетических установок многоцелевого назначения.

Здесь выполнялся большой комплекс работ по безопаснос­ти атомной энергетики, исследовались высокотемпературные материалы для различных отраслей народного хозяйства. Полученные результаты предназначены для совершенствования действующих реакторных установок и разработки новых.

На территории полигона свою экспериментальную базу имеет Министерство общего машиностроения СССР. Оно ведет исследовательские и экспериментальные работы с 1972 года. Этим министерством отрабатывались здесь параметры двигателя для полета на Марс. Правда, дело до создания самого двигателя не дошло, оно было остановлено на полпути. Исследовались стойкость боевой техники к ядерным взрывам, а также газодинамические характеристики отдельных процессов в грунте. На всех площадках созданы условия для нормального труда и отдыха.

На полигоне работал огромный научный и технический потенциал: 31 научно-исследовательский и конструкторский институт военно-промышленного комплекса и 29 таких же институтов других отраслей науки и производства.

Потенциал этих институтов позволяет решать крупные проблемы научно-технического сопровождения процессов создания ядерного оружия в условиях обеспечения паритета и оборонной достаточности.

Эта беглая характеристика Курчатова и его экспериментальных площадок дает представление о масштабах работ на испытательном полигоне - ведь по существу все перечисленное выше подчинено только одному - обеспечению ритмичной, без сбоев работы полигона.

Его владения занимают огромные площади, отчужденные сорок лет назад от совхозов и колхозов. Хозяйства вынуждены были лишиться пастбищных угодий, пахотных земель, что негативно отразилось на их экономическом и социальном развитии.

А ведь полигон со своим мощным научным, техническим, производственным потенциалом мог бы оказать значительную помощь региону в проведении экологических исследований, в автоматизации и модернизации производств, в подготовке научных кадров для нужд народного хозяйства.

Мне рассказывали, что предприятия полигона могли бы приглашать к деловому сотрудничеству все предприятия и учреждения, заинтересованные в автоматизации и механизации производства, в использовании высокотемпературной ядерной технологии, ядерной металлургии и реакторного материаловедения, сопутствующих неядерных технологий с различными энергоносителями и энергоисточниками, например, в получении низкотемпературной плазмы для научно-прикладных задач, в формировании мощного лазерного луча, в создании условий осуществления радиационно-стимулированных химических реакций. Они могли бы оказать значительную помощь сельскому хозяйству. Но увы, режим особой секретности запрещал такое общение.

Довелось более подробно ознакомиться с коллективом особого режимного горнопроходческого подразделения.

Специфика работ и сито режимно-секретных служб сформировало квалифицированный, высокодисциплинированный и стойкий персонал. Горняки безупречно выгоняли задачи государства по проведению подземных горных выработок в центральном звене исполнителей по подготовке подземных ядерных испытаний. Горняки всегда начинали и они же завершали ввод объекта к испытании имелся специализированный персонал для проведения всех видов подземных работ.

Лучшие специалисты и рабочие отрасли отбирались для работы в этом городе. Скажу, что жить в замкнутом городе было нелегко из-за особого режима доступа родных и близких. Люди месяцами работали в отрыве от семьи и десятилетиями не могли пригласить к себе в гостш отцов и матерей, близких и родных.

Люди мирились с этим, памятуя об особой важности работы, - защита рубежей Родины всегда считалась одной из славных традиций нашего народа, из поколения в поколение эта традиция передается с молоком матери.

Мне показали стенды, описывающие схему и технологию ядерных взрывов в штольнях и скважинах. Когда осматриваешь их, приходят в голову тревожные мысли. И в то же время с уважением и гордостью думаешь о людях, создавших этот уникальный объект - ядерный полигон, о торжестве научной мысли, воплощенной в дело.

Посещая испытательные площадки, видел своими глазами, как многократные подземные взрывы искорежили прекрасный лик земли. Перечерченная трещинами, она кажется, опустошенной и безжизненной и как бы таит в себе величайшую обиду за то, что мы предали ее, не, смогли отстоять от смертельной опасности вымирания.

Это на поверхности. А что же там, внизу, что под землей?

Ведь ядерное оружие и его испытание основано на очень сложных и трудно рассчитываемых физических явлениях. При ядерном взрыве приходится иметь дело с веществом и пространством при температурах порядка сотни миллионов градусов и давлениях в сотни миллионов атмосфер.

Понятно, там, в толще, остались продукты ядерного деления. Недра также тяжело больны и, наверное, это уже неизлечимо на сотни лет.

Мне показалось, что эта земля как бы расплачивается за свои великолепные и безграничные просторы.

Это ли привольная, безобидная земля моих предков?

Она ли когда-то держала в своих объятиях великого степного мудреца Абая, вдохновляя его неумолкающую и через столетие поэтическую музу? Щедрая и добрая степь принимала знатных гостей из России, растила и выводила на большую дорогу своих сыновей и дочерей, многие го которых составили честь и славу казахского народа. Неужели еще найдутся те, кто осмелится утверждать, что цивилизация оставляет на лике земли только добрые следы...

 

 

Продолжение следует.

 

 

 

Категория: Публицистика | Добавил: begalin (22.11.2008)
Просмотров: 3860 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 1
0
1 цацка   [Материал]
Выбирая редьку и томаты, Долго лоб в сомнении не три ты. Все равно коварные нитраты Неизбежно перейдут в нитриты.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]