Вторник, 12.12.2017, 14:59
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [247]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11<
 
  
 
width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » Актуально

Спецоперация «Патриарх» началась! ч.4
«Никто не может служить двум господам: или одного возненавидит, а другого возлюбит, или к одному привяжется, а другим пренебрежет. Не может служить Богу и мамоне” (МФ, 6, 24).
Приступая к изложению материалов четвертой части, автор надеется, что читатель является уже достаточно взрослым и теоретически подготовленным, получив необходимый минимум знаний о РПЦ как таковой и о ее героях и предателях из третей части.
Где уже затрагивалась тема сотрудчества иерархов РПЦ с КГБ СССР.
А поскольку мы пытаемся изучить личность и деятельность одного из таких иерархов - А.М. Ридигера, в монашестве «Алексия», начинавшего свое служение в РПЦ на территории Эстонии, то будет уместным задать вопрос:
«А что вы уважаемые читатели знаете о работе КГБ в Эстонии с 1945 по1991года?
Чтобы обновить сведения и погрузить читателя в атмосферу прошлых исторических событий, предлагаю, ознакомится с выдержками из доклада: «Эстония под оккупацией тоталитарного режима и восстановление открытого общества Ааду ОлльПредседатель правления Эстонского института прав человека Зам. Председателя Союза бывших политзаключенных
Существующие структуры, функции и сети органов безопасности
Основной силой советских оккупационных структур безопасности в Эстонии был Комитет государственной безопасности (КГБ) при Совете министров Эстонской ССР, который на самом деле фактически подчинялся только соответствующему союзному комитету.
Руководящая роль партии осуществлялся таким образом, что председатель КГБ был членом бюро (руководящего ядра) Центрального комитета Коммунистической партии Эстонии, а руководители местных органов членами бюро соответствующих районных партийных комитетов.
В Эстонии персонал КГБ состоял за некоторым небольшим исключением из членов коммунистической партии русской национальности.
Структура Эстонского КГБ соответствовало структуре КГБ СССР. В эстонском КГБ также был 1-ый отдел, занимающийся разведкой, но об его деятельности, к сожалению, почти ничего не известно.
Предположительно он занимался шпионажем через эстонцев, находившихся за границей.
Больше известно о деятельности 2-го отдела, занимавшегося контрразведкой. В компетенцию этого отдела входило слежение за всеми иностранцами на территории Эстонии, туристские организации «Интурист» и «Спутник», которых можно смело называть подразделениями этого отдела, санкционирование и организация поездок советских граждан за границу, открытие и ведение «выездных дел» итд.
Назначение 4-го отдела – борьба с «бандитизмом». После подавления вооруженного сопротивления к оккупантам в Эстонии во второй половине 50-ых годов этот отел не имел большого значения.
Особый интерес представляет 5-ый отдел, который занимался в Эстонии слежением за участниками национально- освободительного движения, самиздатом, политическими настроениями населения итд.
Эта была настоящая «полиция мыслей». Было еще ряд подразделений, занимающихся подслащиванием телефонных разговоров, перлюстрацией переписки граждан, охраной государственной тайны на предприятиях и в организациях, охраной личной безопасности партийных бонз итд.
Нет достоверных данных о том насколько глубоко эстонское общество было пронизано сетью информаторов КГБ, потому что архивы КГБ, в которых хранились материалы об оперативной работе и агентах, были в конце оккупации вывезены в Россию, однако имея представление о положении в Чехословакии и Германской Демократической Республике, где чуть ли каждый десятый гражданин являлся секретным соглядатаем органов безопасности, можно предполагать, что в Эстонии вряд-ли ситуация была намного лучше.
Все же, наверно в Эстонии степень проникновения была не столь глубока, потому что в тех странах власть, хотя и тоталитарная, была «своя», но эстонцы, даже те которые сотрудничали с оккупантами и занимали довольно высокие должности, не принимали советскую власть как «свою», а считали ее «русской». Вероятно, некоторую роль играл также языковой барьер.
Для эстонцев освоение русского языка, относящегося к чуждой им группе славянских языков, весьма трудно и многие эстонцы даже за пятьдесят лет оккупации так и не овладели им.
Оппозиция к советской власти В 1939 году правительство Эстонии в отличие от Финляндии, которая отвергла советский ультиматум и подверглась вооруженному нападению со стороны СССР, решила поступать наподобие Чехословакии и покориться агрессору, чтобы избегать ужасов войны.
К сожалению, эти надежды не оправдались. Уже за первый год советской оккупации коммунистами было расстреляно, арестовано и депортировано в Россию более 60 тысяч граждан Эстонии, т.е. около 6 % ее населения. Потеря независимости и эти жестокости вызвали стихийное массовое движение сопротивления, в том числе вооруженное, которое особенно активизировалось с началом войны между нацистской Германией и СССР.
Немцы не согласились вернуть Эстонии независимость, и последовала трехгодичная немецкая оккупация, в течение которой погибло еще около 6 тысяч граждан Эстонии. Движение за восстановление независимости продолжалось и, несмотря на преследование со стороны немцев, организовалось. В 1944 году было формировано подпольное правительство, которое после отступления немцев было арестовано и расстреляно русскими.
Попытка восстановить независимость Эстонии в промежутке между отступлением немцев и наступлением Красной Армии не увенчалась успехом.
В 1944 году началась вторая советская оккупация. Во второй половине 1940-х и в начале 1950-х годов сопротивление было в основном вооруженным.
Шла партизанская война, которую русским удалось подавить только после массовой депортации 1949 года, в ходе которой было депортировано в Россию почти 25 тысяч человек, главным образом женщин, детей и стариков, и создания колхозов, лишив партизан экономической базы. Кровавое подавление в 1956 году Советской Армией венгерского восстания при фактическом попустительстве стран, подписавших Атлантическую хартию, лишил эстонский народ последней надежды на обещанную поддержку со стороны западных демократий и убедительно показало, что после Ялты эта харта для восточной Европы практической ценности не имела.
Тем не менее, отдельные небольшие группы людей продолжали скрываться в лесах до 60-х годов, а последний известный «лесной брат» был сотрудниками КГБ расстрелян в 1973 году».
Тут пользуясь, случаем, хочу поправить докладчика. Последний « лесной брат» не сдался в руки КГБ и речь пойдет об Августе Саббе . Вот небольшая заметка: «Сложный пласт истории Эстонии» (Опубликовано: 26.09. 2008 год)
«К 30-летию со дня гибели последнего эстонского партизана, «лесного брата» Аугуста Саббе.
Не очень приметная запись в Музее оккупаций гласит: «28 сентября 1978 года погиб последний эстонский партизан («лесной брат»)». Но, по данным историка Ээрика-Нийлеса Кросса, это произошло 27 сентября.
Ээрик-Нийлес Кросс в середине 1990-х годов занимался этой темой и издал книгу, содержащую сведения о 2000 «лесных братьев», в том числе и об Аугусте Саббе — «последнем эстонском партизане».
Что же произошло 27 сентября 1978 года?
.. . По реке Выханду, что течет по Вырумаа, на лодке плыли двое — офицер КГБ Эрвин Орас и инспектор милиции Неэме Таавел. На берегу, они заметили пожилого человека, удящего рыбу. Пристали к берегу. Таавел подошел к рыболову, — мол, как клюет? — а Орас сфотографировал их. Потом попросил рыболова назвать адрес, куда можно прислать карточку.
Почувствовав подвох, тот выхватил пистолет, и все трое бросились в реку, где схватка продолжалась минут двадцать. Затем рыболов бросился вплавь к середине реки, погрузился под воду и больше не всплывал».
Продолжение доклада:
« После поражения вооруженного сопротивления продолжалось патриотическое антисоветское движение, особенно среди молодежи средних учебных заведений. Стихийно создавались подпольные группировки, издающие листовки итд., но почти все эти молодежные группировки из-за отсутствия опыта конспирации очень быстро провалились и их члены были осуждены.
Тем не менее, такие попытки продолжались до возникновения в Советском Союзе диссидентского движения в 1960-х годах.
В Эстонии это движение нашло благодатную почву и очень быстро приняло национально-освободительную окраску.
Главными идеологическими мотивирующими факторами движения сопротивления были патриотические – стремление к восстановлению независимости Эстонии, сопротивление коммунистическому террору и русификации.
За все время советской оккупации не удалось на территории Эстонии создать единого центра движения сопротивления.
Все такие попытки провалились, и их участники попали в руки КГБ.
Вероятно, такое положение имело и некоторое преимущество, потому что отсутствие единого центра не дало возможности разгромить все движение, а вместо отдельных разгромленных групп сразу стихийно возникли новые, не связанные с предыдущими.
В конце немецкой оккупации в 1944 году значительному количеству эстонцев (почти 8 % населения, т.е. около 80 тысяч человек) удалось бежать на запад, и они создали эстонские колонии в Швеции, Германии, США, Канаде и Австралии. Существовало правительство Эстонской республики в изгнании, но оно не имело фактического влияния на ситуацию в оккупированной Эстонии. Однако, эстонцы в изгнании проводили значительную работу по просвещению общественности о происшедшем в Эстонии добиваясь международной поддержки к осуждению советской агрессии и аннексии Эстонии.
Ликвидация последствий оккупации
Ломка тайных сетей.
С восстановлением Эстонской республики все оккупационные структуры были разрушены и упразднены. Однако тайные структуры остались. Свидетельство этому разоблачение силами полиции безопасности и высылка агента русской разведки, работавшего под дипломатическим прикрытием, и обнаружение его эстонского осведомителя в 1997 году.
Для морального очищения общества Рийгикогу принял в конце 1995 года специальный закон о принятии на учет лиц, являвшихся сотрудниками или информаторами спецслужб, разведок и контрразведок оккупировавших Эстонию государств, т.е. Германии и Советского Союза. В законе приведен полный список всех таких организаций этих государств.
Законом предусмотрено, что лица, являющиеся добровольно в полицию безопасности в срок до 1 апреля 1996 года и дающие показания о своей деятельности в указанных организациях, становятся под защиту закона. Это означает, что их лица становятся государственной тайной и не могут быть обнародованы государством (разумеется, если данное лицо не виновно в преступлениях против человечности, военных или уголовных преступлениях, совершенных им при выполнении задач в этих организациях). К указанному сроку в полицию безопасности явилось с признаниями 1153 человека.
После 1 апреля 1996 года полиция безопасности стала публиковать имена известных им сотрудников спецслужб оккупантов, которые сами не признались о своей деятельности. До сих пор оглашено 32 имен.
Еще раньше был принят закон о клятве совести. Этим законом устанавливается, что человек, претендующий на определенную высокую должность в государственной структуре по списку, установленному законом, или выдвигающий свою кандидатуру в Рийгикогу, должен собственноручно написать и подписать клятву, что он не сотрудничал со спецслужбами оккупировавших Эстонию государств и не участвовал в преследованиях граждан Эстонии.
Имущество КГБ было передано вновь созданной полиции безопасности, в которую законом было запрещено принимать лиц, сотрудничавших с иностранными спецслужбами. Исключения допускались для нескольких технических специалистов для обслуживания спец. аппаратуры по персональному разрешению премьер-министра.
Все сохранившиеся архивы КГБ, МВД и Коммунистической партии были переданы в специально созданный филиал Государственного архива. Доступ к этим документам регламентирован законом и разрешен историкам, исследователям и сотрудникам полиции безопасности на определенных условиях, исключающих злоупотребление интимной информации.
Кроме того, каждое лицо, на которое имеется там дело, имеет право им ознакомиться. Можно ознакомиться также делами погибших родственников».
Поняв как развивались события в Эстонии после ее «освобождения» в 1945 году мы уверено можем перейти и к жизни и деятельности А.М. Ридигера.
НО для начала в качестве вступления, снова отрывок из книги Е. Альбац « Мина замедленного действия. Политический портрет КГБ»
«Ну и, наконец, отдел N 4 — церковь. Эта линия тоже благополучно осталась в идеологической контрразведке, не поменяв ни названия, ни порядкового номера.
Пожалуй, трудно найти в системе КГБ другое подразделение (ну, разве только еще то, что занималось интеллигенцией и прессой), которое имело бы столь давние и столь прочные традиции и такой, надо с горечью признать, успех.
"Вопрос осведомительной агентурной работы по духовенству самый больной в ЧК, как по трудности его выполнения, так и по тому, что на него до сих пор ЧК мало обращал внимание, —констатировалось в Протоколе заседания Секретного отдела ВЧК 1921 года.
— Для более быстрого и верного проведения в жизнь необходимо на первых порах принять следующие меры:
1. Пользоваться в своих целях самим духовенством, в особенности занимающим важное служебное в церковной жизни положение, как-то архиереями, митрополитами и т.п., заставляя их под страхом суровой ответственности издавать по духовенству те или иные распоряжения, могущие быть нам полезными, например: прекращение запретной агитации по поводу декретов о закрытии монастырей и т.п.
2. Выяснить характер отдельных епископов, викариев, дабы на черте честолюбия разыгрывать разного рода варианты, поощряя их желания и замыслы.
3. Вербовать осведомителей по духовенству предлагается после некоторого знакомства с духовным миром и выяснением подробных черт характера по каждому служителю культа в отдельности. Материалы могут быть добыты разными путями, главным образом через изъятие переписки при обысках и через личное знакомство с духовной средой.
Материальное заинтересование того или иного осведомителя среди духовенства необходимо, так как на одной этой почве еще можно договориться с попом, а надеяться на его доброжелательное отношение к Советской власти нельзя.
При этом субсидии денежные и натурой, без сомнения, их будут связывать с нами и в другом отношении, а именно в том, что он будет вечный раб, боящийся расконспирировать свою деятельность.
Должна практиковаться вербовка осведомителей и через застращивание тюрьмой и лагерем по незначительным поводам — за спекуляцию, нарушение распоряжений властей и т.п. Правда, этот способ может быть полезен только в том случае, когда объект для вербовки слабохарактерный и безвольный...".
Так это начиналось. И так это продолжалось на протяжении семидесяти с лишним лет». В сентябре 1947 года, А.М. Ридигер закончив 8 классов средней школы, невзирая на нормативы закона, предписывающие не принимать в духовные учебные заведения граждан, не служивших в армии, зачисляется в Ленинградскую духовную семинарию. Которую заканчивает в 1950 году. А кто дал отсрочку от призыва? Сразу по окончании семинарии А.М. Ридигер поступает в Ленинградскую духовную академию, на заочное обучение.
И будучи студентом 1-го курса Ленинградской духовной академии 15 апреля 1950 года Ленинградским митрополитом Григорием (Чуковым) был рукоположён во диакона. А для чего спросит читатель это было нужно первокурснику!
А вот для чего. 17 апреля 1950 года — А.М. был рукоположен во пресвитера и определён настоятелем Богоявленского храма в эстонском городе Йыхви Таллиннской епархии.
По церковным канонам только женатый священик (белое духовество) или монах ( черное духовенство) могут быть настоятелями православных храмов.
Да они и по житейски понятно. Заведя семью, надо было ее кормить и девать, но не студенческую же стипендию?
Будучи приходским клириком в шахтерском городе Йыхви, где первое время служил один, продолжал заочную учёбу в Ленинградской духовной академии, которую окончил в 1953 году, получив звание кандидата богословия за курсовое сочинение «Митрополит Московский Филарет (Дроздов) как догматист». Впоследствии название этого сочинения сыграет в жизни А.М. Ридигера. На его основе, недалекими оперативными работниками КГБ СССР в Эстонской ССР А.М. Ридигеру будет присвоен агентурный псевдоним «Дроздов». Но об этом далее и в свое время.
Еще через четыре года А.М. Ридигер 15 июля 1957 года был переведён в город Тарту, где служил настоятелем Успенского собора и благочинным Тартуского округа (с 30 марта 1959 — объединенного Тарту-Вильяндиского благочиния Таллинской епархии).
Ране я уже писало, что этому своему повышению А.М. Ридигер был обязан своему тестю.
Но вот вскоре после покорения этой карьерной ступеньки, семейные отношения у А.М. Ридигира не заладились и супругу расторгли брак. Подробности этой истории изложены во второй части, и мы к ним не будем возвращаться.
В 1959г. умирает мать А.М. Ридигера и последний, уже будучи в разводе, а раз так, то опять же, по церковным канонам, не имевший право быть настоятелем собра и тем более Благочинным Тартуского округа, принимает решение о пострижении в монашество.
Надо заметить, что «белое» (то есть женатое) священство в Русской Православной Церкви в отличие от «черного» (монашества) не имеет особых административных перспектив сделать карьеру.
3 марта 1961 в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры он был пострижен с именем Алексий, но уже в честь другого святого: не Алексия, человека Божия, именем которого был наречён в крещении, но Алексия, митрополита Киевского, святителя Московского.
На этом официальная часть биографии, будет прервана, и автор предлагает читателю перенестись мысленно в Эстонию после 1945 года.
И рассмотреть деятельность А.М. Ридигера, уже монаха, под именем Алексия со стороны, истории Эстонии за период с 1950 по 1961 года в свете выдвигаенмых в отношении него «подозрений» о агентурной работе на КГБ СССР.
О взаимоотношениях спецслужб и церкви можно писать многотомные детективы. У каждой церкви спецслужба своя, и РПЦ вряд ли исключение из общего правила. Но нигде, пожалуй, как в России, государство и церковь, спецслужбы (ВЧК КГБ ФСБ) и патриархия так тесно не сотрудничали на почве спецопераций…
Вот что писалось в свое время в прессе.«Индекс/Досье на цензуру», 2001, №14 «Священник. Секретный агент»

22 августа 1958 года 29-летний рядовой священник, иерей Алексий становится протоиереем, что само по себе в те времена было необычно рано для возведения в высший священнический сан.
Но, возможно, что-то объяснит следующая выдержка из документов архива:
«Агент “Дроздов”, 1929 года рождения, священник православной церкви, с высшим образованием, кандидат богословия, в совершенстве владеет русским, эстонским и слабо немецким языками.
Завербован 28 февраля 1958 года на патриотических чувствах для выявления и разработки антисоветского элемента из числа православного духовенства, среди которых он имеет связи, представляющие для органов КГБ оперативный интерес».( ( Газета Уолл стрит джорнал 18.07.2007г. )
Судя по спискам действующего священства того периода в Таллинской епархии и по ориентировке, приведенной в соответствии со служебной инструкцией «О составлении отчетов об агентуре», в справке вербовщика КГБ речь могла идти лишь о нашем герое.
Мнения о специфике работы священнослужителей, сотрудничавших с органами безопасности большевиков, существуют разные.
Кто-то считает их чуть ли не бойцами невидимого фронта, охранявшими мирное счастье советских граждан. Кто-то убежден, что священников привлекали к такому сотрудничеству из-за каких-то их необыкновенных знаний и качеств.
Однако правда, как всегда, внешне оказывается более прозаичной, чем продукты народных домыслов.
И даже из цитируемого документа довольно быстро становится ясно, что речь идет о банальном стукачестве — на верующих прихожан, на случайных знакомых, на собственных собратьев.
В частности, демонстрирует это и наш герой, достоинства которого тем временем тщательно оцениваются.
«К выполнению наших заданий относится с желанием и уже представил ряд заслуживающих внимания материалов, по которым проводится документация преступной деятельности члена правления Йыхвиской православной церкви Гуркина и его жены, злоупотребляющей служебным положением при оформлении пенсий некоторым гражданам (брала взятки).
Проведением этого мероприятия предоставится возможность закрепить “Дроздова” на практической работе с органами КГБ.
Кроме того, “Дроздов” представил также ценные материалы на разрабатываемого по делу-формуляр священника ПОВЕДСКОГО». ( Газета Уолл стрит джорнал 18.07.2007г. )
Последняя упомянутая деталь из «послужного списка» особенно примечательна.
Протоиерей Валерий Поведский, которого с помощью агента «Дроздова» разрабатывало КГБ, — личность в церковных кругах известная.
Потомственному интеллигенту из глубоко верующей семьи, сыну священника выпала весьма нелегкая судьба.
В 1938 году, в самый разгар антирелигиозной кампании, Валерий был рукоположен в сан иерея епископом Мануилом (Лемешевским). Происходившее тайно, в лесу, посвящение закончилось словами епископа, явно не входящими в чин рукоположения: «А тебе будет труднее всех».
Во время войны священник подвергался неимоверным трудностям, оказался в оккупации, где умудрялся содействовать сопротивлению фашистам, при трагических обстоятельствах потерял сына и дочь.
А оказавшись впоследствии с супругой и тремя оставшимися в живых детьми в лагере для перемещенных лиц под Таллином, он был практически обречен на десятилетия лагерей.
Но, примечательно, что вызволить его из лагеря сумел не кто иной, как протоиерей Михаил Ридигер, отец будущего «куратора» о. Валерия со стороны КГБ, агента «Дроздова».
Читая документы, нетрудно догадаться, что «разработка» о. Валерия Поведского была вменена в особую заслугу священнику «Дроздову».
Успешная работа энергичного православного священника-агента в органах КГБ была замечена высоким начальством, что гарантировало ему продвижение по служебной лестнице.
Отчет ответственного за агента сотрудника органов лишний раз свидетельствует о том, как и из кого формировался авангард «советской Церкви», заявляющей сегодня о своей вероучительной исключительности и обладании особой благодатью.
«После закрепления агента на практической работе с органами госбезопасности в конкретных агентурных разработках намечаем также использовать его в наших интересах путем направления в капиталистические государства в составе церковных делегаций». ( Газета Уолл стрит джорнал 18.07.2007г. )
Однако и этот этап со временем был пройден, став трамплином для дальнейшей головокружительной карьеры будущего Первосвятителя.
«При вербовке учитывалось в будущем (после закрепления на практической работе) выдвижение его через имеющиеся возможности на пост епископа Таллинского и Эстонского.
За период сотрудничества с органами КГБ «Дроздов» зарекомендовал себя с положительной стороны, в явках аккуратен, энергичный и общительный. Хорошо разбирается в теоритических (так в тексте. — М.С.) вопросах богословия и международной обстановке».
( Газета Уолл стрит джорнал 18.07.2007г. ( Wall Street Journal Cold War Lingers At Russian Church In New Jersey; Orthodox Dissidents Defy New Union with Moscow, Fearing Putin's Spies-«Отголоски холодной войны слышны в русской церкви в штате Нью-Джёрси; православные диссиденты осуждают новый союз с Москвой, опасаясь путинских шпионов»).
(Данные американской газеты цитируются с отсылкой на "Отчет об агентурно-оперативной работе КГБ при Совете министров Эстонской ССР за 1958 год", по тексту регистрационного производства от 27.04.83 года, инф.д. ¦994, архив 5 отд. КГБ ЭССР).
«И, будучи уже благочинным Тарту-Вильяндиского благочиния Тартуской епархии, протоиерей Алексий оставляет жену и принимает 3 марта 1961 года монашеский постриг, становясь, таким образом, вполне приемлемой для органов КГБ кандидатурой для продвижения в соответствии с намеченным планом.
Уже в августе того же года, иеромонах Алексий назначается епископом Таллинским и Эстонским, временно управляющим Рижской епархией, хотя хиротонисан (возведен в епископский сан) он будет лишь 3 сентября 1961 года».
В продолжени изучения поднятых вопросов еще одна печатная работа: А. Подрабинк «Агент аккуратен, общителен.»..
«О сотрудничестве в годы советской власти высших иерархов Русской православной церкви и КГБ написано уже немало. После провала путча ГКЧП в 1991 году кое-что из архивов КГБ стало достоянием гласности. Всплыли на свет агенты-священнослужители, работавшие под кличками "Адамант", "Святослав", "Михайлов", "Топаз", "Аббат", "Нестерович" и другие. КГБ умеет хранить свои секреты, когда он в этом заинтересован - доподлинно не известно, кто именно скрывался под агентурными кличками. Но есть всё же умельцы, способные эти секреты добыть.
Имеющийся в нашем распоряжении и публикуемый ниже документ (стиль и орфография - оригинала) - один из тех, которые удалось сохранить для общества в то суматошное время, когда распадался СССР и КГБ союзных республик спешно эвакуировали или уничтожали свои архивы».
Примечательная деталь отчёта из архивов эстонского КГБ: составитель сделал пробел в том месте, где следует указать, какой сан должен получить в награду их ставленник и доносчик. Должность епископа вписана, очевидно, рукой начальника высокого ранга».
Но это все свидетельства так сказать косвенных свидетелей и журналистские расследования. Но имеется и другие свидетельства о тотальном проникновении КГБ в РПЦ:
Вот что в 1992 году архиепископ Виленский и Литовский Хризостом заявил на Архиерейском Соборе РПЦ. Он не имел в виду Патриарха Алексия II, но тот при этом присутствовал:
«У нас в Церкви есть настоящие кагебешники, сделавшие головокружительную карьеру; например, Воронежский митрополит Мефодий. Он офицер КГБ, атеист, человек порочный, навязанный церкви кагебешниками. Синод был единодушно против такого епископа, но что можно было сделать?
Взяли на себя такой грех; а дальше — какой у него теперь взлет!».
Митрополит Мефодий промолчал тогда и молчит по сей день. Подобное красноречивое молчание более информативно, чем оправдания на публичные обвинения.
На том же Соборе 1992 года была избрана Комиссия из восьми молодых архиереев для расследования обвинений в связях священнослужителей с КГБ. Но досих пор о результатах ее деятельности до сих пор ничего неизвестно, а вот А Мефодий митрополитствует в Астане, столице Республики Казахстан.

"Ни одна кандидатура епископа, тем более высокопоставленного, тем более члена Священного Синода, не проходила без утверждения ЦК КПСС и КГБ", — свидетельствует бывший председатель Совета по делам религий при Совете Министров СССР Константин Харчев. "Контакты с КГБ, если не сказать хуже — работа на КГБ, были непременным условием для карьерного роста в РПЦ: исключений практически не было", — убежден отец Глеб Якунин.34Вербовали осведомителей и среди самых обычных батюшек. "Каждый второй священнослужитель — это явный или тайный сотрудник Комитета госбезопасности", — утверждает священник Костромской епархии о. Георгий Эдельштейн.
Он же — объект оперативного наблюдения, учета и разработки КГБ, проходивший в отчетах под именем "Клерикал".35 "Я не знаю священника, с которым бы сотрудники КГБ не беседовали", — говорит он.
Беседовали и с отцом Георгием: "Не было еще попа, который бы не сломался. Ты еще на коленях будешь на этом коврике стоять и ручку мне целовать", — кричал на него вологодский уполномоченный по делам религий. Через год этот уполномоченный умирал в больнице от рака и просил, чтобы "Клерикал" отпустил ему его грехи... Отца же Георгия за непослушание отправили в далекий сельский Костромской приход — где ни дорог, ни паствы, ни средств к существованию».

Из книги Е. Альбац «Три с лишним года назад ко мне в руки попал документ — стенограмма судебного заседания Военного трибунала Северо-Кавказского военного округа. Трибунал рассматривал дело майора Управления КГБ по Ростовской области Хвостикова A.M.
В этом документе много интересного.
Но главное — именно этот судебный документ более, чем все другие, которые довелось мне увидеть, раскрывает технологию работы КГБ в кругах верующих.
Я процитирую лишь несколько абзацев из обвинительного заключения: "Допрошенный по делу Уполномоченный по делам религий при СМ СССР по Ростовской области Колганов В.Н. показал суду, что бывшая регистратор малого храма Ростовского кафедрального собора Кошеляева была отстранена от работы за финансовые злоупотребления и хищение денег в особо крупных размерах... Спустя некоторое время Кошеляева с ведома Хвостикова была принята на работу в качестве представителя церковного совета Александрийской церкви, где также стала похищать деньги в особо крупных размерах. От прихожан и других граждан стали поступать жалобы с просьбой уволить ее с работы.
Однако, Хвостиков не разрешил увольнять ее, ссылаясь на то, что она является нужным человеком для КГБ..." "Хвостиков, проводя контрразведывательную работу по линии Русской православной церкви в период с сентября 1972 года по январь 1984 года, неоднократно, путем вымогательства, получал взятки от священнослужителей и церковников Ростовской епархии за выполнение различного рода действий в интересах взяткодателей.
Всего за указанные годы Хвостиков получил взятку в общей сложности на 142.000 рублей... Злоупотребляя своим служебным положением, Хвостиков поставил твердые условия передачи ему взяток от председателя церковного совета Покровского молитвенного дома в городе Шахты Харченко Ф.В. в размере 400 рублей в месяц и, таким образом, получал эти взятки вплоть до ареста, получив от Харченко в общей сложности около 50.000 рублей".
Что же хотели "взяткодатели", то есть священники, от майора КГБ? Как правило, "малого": не потерять приход и не попасть в тюрьму, поскольку их проповеди с амвона квалифицировались КГБ как "антисоветские".
"...Колганову было известно, что священнослужитель Гейко во время богослужений читает антисоветские проповеди, разжигает религиозный фанатизм у верующих, в связи с чем был против его перевода из Донецка в Ростовскую епархию. Знали об этом и работники КГБ...
Однако несмотря на его, Колганова, возражения, Гейко был переведен в Ростовскую епархию и направлен в соответствующий приход как человек якобы полезный для органов КГБ. Впоследствии ему стало известно, что Гейко за свой перевод дал взятку в размере 5.000 рублей".

Но это все же относительно давние публикации.
А может время лучший лекарь, уже сняло для Эстонии и эстонцев остроту вопроса: «Был ли эпископ Алексий агентом КГБ замешанным в преследовании патриотов Эстонии?

Вот ответ на этот вопрос:
«Новые известия» 30.09.2003г. Наталья СМИРНОВА, Таллин «Теплый» прием «В Эстонии патриарха обвинили в связях с КГБ и наградили орденом за вклад в свободу и независимость страны»

В понедельник Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II встретился в Таллине с президентом Эстонии Арнольдом Рюйтелем. Последний вручил патриарху орден «Крест Маарьямаа», в связи с чем в стране разгорелись нешуточные страсти.
Дело в том, что кавалером ордена «Крест Маарьямаа» можно стать только за особые заслуги и за особый вклад в дело свободы и независимости Эстонии.
Но в Таллине многие уверены, что Алексию II этот орден вручать было нельзя. Здесь считается, что когда-то священник Алексий был агентом КГБ и виновен в репрессиях против эстонцев.
Депутат оппозиционной фракции умеренных эстонского парламента Андрес Таранд обратился к министру иностранных дел Кристийне Оюланд с просьбой объяснить, на каком основании было предложено наградить Алексия II орденом. «Известно ли уважаемому эстонскому МИД о роли КГБ в процессе разрушения Русской православной церкви и о роли нынешнего патриарха в деятельности КГБ в Эстонии?» – заявил Таранд.
К хору противников награждения московского священнослужителя присоединилась и партия «Союз Отечества», которая посчитала «глубоко оскорбительным для всего народа вручать высшую награду Эстонской Республики Алексию II».
Как заявили представители партии «Новым Известиям», «сотрудничавший с КГБ Алексей Ридигер в 1988 году был удостоен почетной грамоты КГБ за особые заслуги в оперативно-розыскной работе, а сам КГБ причастен к репрессиям и массовым преступлениям против эстонских граждан».
Но больше всего оппозиционеров заинтересовал вопрос, кто вообще готовил решение о награждении его святейшества орденом «Крест Маарьямаа» и представлял документы на подпись президенту. По слухам, Алексия II к награде представила министр иностранных дел Кристийна Оюланд. Потому именно к ней и предъявляет оппозиция основные претензии.
Зачем вообще Алексий II приезжал в Эстонию? Как утверждают в кулуарах эстонского МИД, патриарх приехал в Таллин просто для того, чтобы посетить места своего детства. Кстати, его визиту, как говорят, активно сопротивлялись некие «антиэстонски настроенные российские политики и дипломаты».
Тем не менее эстонские дипломаты рассчитывают, что визит Алексия поможет «формированию позитивного образа Эстонии в глазах простых россиян».
В связи с этим Московская патриархия опубликовала заявление, в котором говорится, что Святейший Патриарх был доволен «теплым приемом, который с первого дня визита ему оказывали на эстонской земле» и тем, что «новое эстонское правительство готово продолжать линию, направленную на обеспечение полноты гражданских прав членов Эстонской православной церкви Московского патриархата»

На этом можно закончить эту часть. Но остается недостаточно рассказанным хотя и теоретически, но важный и существенный момент, очень необходимый читателю, пытающемуся разобраться в теме данной работы.

Этот вопрос такой «Кто такие стукачи и как они появляются?»

Именно с этого мы продолжим тему в следующей части.



Источник: http://www.h.ua
Категория: Актуально | Добавил: vbrovko3 (12.12.2008) | Автор: Владимир Бровко
Просмотров: 1253 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Жаль, не весь текст поместился. Может, попробовать разделить его на две части?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]