Пятница, 23.06.2017, 23:40
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [247]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11<
 
  
 
width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » Актуально

СПЕЦОПЕРАЦИЯ “ПАТРИАРХ» НАЧАЛАСЬ ! ч.3
СПЕЦОПЕРАЦИЯ “ПАТРИАРХ» НАЧАЛАСЬ ! ч.3

Пока в Москве идут официальные церемонии, связанные с проводом патриарха Алексия II в последний земной путь, а его душа начала обязательный для нее путь «духовного мытарства» мы перейдем в истории РПЦ после 1917года.
Для тех же, кому не интересна история, а кому хочется узнать, что происходит с христианскими душами после смерти, рекомендую прочитать небольшую, но очень познавательную книгу монахини Лесниского женского монастыря Ю.Вознесенкой «Мои посмертные приключения» http://www.koob.ru/voznesenskaya_y_n/moi_posmertnie_priklucheniya .
Ну а мы вернемся к теме правдивой истории РПЦ.
Тут уже, сколько всего написано различными авторами, и ученными и не очень ученными, что просто не хочется лишний раз повторять от себя эти факты, поэтому предлагаю читателю познакомится просто с «Выпиской из различных источников (книги, энциклопедии, и т.п) об Истории Русской церкви с мыслями автора о прочитанном».
Знание этих исторических основ очень поможет все тем читателям, которые познакомились с двумя предыдущими частями, и у них возникли те или иные вопросы, теперь понять как позицию автора, так и тайную суть, и приводные рычаги происходящих сейчас в Москве событий.
« Современная историография Русской Церкви в качестве начальной точки имеет обычно 988 год.
Распространению христианства на Руси способствовало её соседство с христианской державой — Византийской империей.
Киевская княгиня Ольга в 957 (или 954/5) году приняла крещение в Константинополе.
Её внук — князь (каган) Киевский Владимир, согласно летописным рассказам, крестился в Херсонесе Таврическом, получив имя святого Василия Великого в честь своего восприемника, Ромейского Императора Василия.
Историография относит Крещение Руси к 988 году, хотя, по мнению некоторых церковных историков, есть основания полагать 987 более вероятной датой.
Первые пять столетий Русская Церковь была одной из митрополий Константинопольского Патриархата.
Возглавлявший Церковь Киевский и всея России митрополит назначался Константинопольским Патриархом из греков, но в 1051 году киевский князь Ярослав Мудрый сумел добиться проставления на первосвятительский престол первого русского — митрополита Иллариона, одного из самых образованных людей того времени.
Образовывались другие епархии: в Белгороде (ныне селение Белогородка под Киевом), Новгороде, Ростове, Чернигове, Владимире-Волынском, Полоцке, Турове. Епархиальные епископы избирались на местах соответствующими удельными князьями или вече (Новгороде с половины XII в.) — как правило, русские.
После разгрома Киева татаро-монголами, в 1299 году ( кстати, день взятия татаро-монголами Киева теперь это День вооруженных сил Украины и это не черный юмор, а насущные реалии) Киевский митрополит Максим перенёс своё местопребывание во Владимир-на-Клязьме; в конце 1325 года постоянным местопребыванием Киевских митрополитов стала Москва.
В период Ордынского господства русское духовенство пользовалось значительными имущественными и иммунитетными привилегиями.
Последним митрополитом в Москве, поставленным в Константинополе, был болгарин Исидор (1437—1441).
И вот с ним связан в истории РПЦ первый серозный религиозный конфликт, начавший вековое разделение между римской католической церковью и православием и длящийся в своей активной, непримиримой форме до сего дня!
Представляя Русскую Церковь, а также Антиохийского Патриарха Дорофея I (1435—1452) на Ферраро-Флорентийском Соборе (1438—1445), он подписал 5 июля1439 года Соборное определение об Унии, принимавшее для РПЦ все догматы Римской Церкви.
Но в самом Константинополе Уния вследствие оппозиции ряда религиозных фанатиков, потерпела неудачу в своем распространении. ЕЕ безоговорочно приняли только двор императора и сам Патриарх Константинопольский.
В 1441 году митрополит Исидор по прибытии в Москву с Флорентийского Собора отслужил литургию, на которой помянул папу римскогоЕвгения IV, а также зачитал документ об Унии.
Сразу же после этого по приказу великого князя Василия II (Тёмного) он был взят под стражу, но впоследствии бежал.
Ну а далее как в старой, доброй традиции «великий князь приказал, бояре приговорили» Собор русских епископов по распоряжению великого князя Василия II Темного в 1441 году в Москве осудил митрополита Исидора и отверг Унию.
К тому же времени, в самом Константинополе тоже произошел переворот, сменилась власть и императора, и появился новый Патриарх и Константинопольский Собор 1484 года, с участием всех Восточных Патриархов, признал латинян «еретиками второй категории», которые подлежали присоединению к православию через миропомазание.
Вследствие стечения этих «удачных» политических обстоятельств Московский Собор 1448 г., созванный великим князем Василием, поставил на Русскую митрополию Рязанского епископа Иону без предварительных согласований с Константинополем.
Надо так же сказать, что в Московской Церкви в данный период формировался взгляд на московское благочестие как единственное во всём мире неповреждённое и спасительное учение Христа.
Христиане иных исповедование, даже, к примеру, жившие на Украине или Беллорусии, но на территории подконтрольной Речи Посполитой, уже не считались таковыми и подлежали перекрещиванию при присоединении к православию! Не говоря уж о христианах принявших церковную унию, это были вообще заклятые еретики!
В результате всех этих процессов к 17 веку, окончательно сформировалась специфически московская религиозность с особым упором на внешний ритуал, абсолютную неизменность богослужебных форм, а также то, что некоторые исследователи именуют «бытовым исповедничеством»
И пренебрежением к другим народам (не русским) как неполноценному меньшеству не взирая на их принадлежность к православной церкви!
После обретения самопровозглашённой независимости Московская Церковь испытала длительный период нестроений и ересей:
В 1458году Киевская (Киево-Литовская) Митрополия возвратилась в юрисдикцию Константинопольского Патриархата; Следовательно имеется исторический прецедент для митрополита УПЦ МП Владимира, если он не получит должность ПАТРИАРХА, выйти из юрисдикции Московской патриархии и перейти в подчинение Константинопольского Патриарха!
С 1470 по 1504 года Церковь была поражаема и сотрясаема ересью жидовствующих, с конца XV века до половины XVI века не затихала ожесточённая борьба между нестяжателями и иосифлянами.
Это что типа новомодного бунта Эпископа Диомида против ныне покойного Патриарха Алексия II.
C последующим отлучением от церкви самого Патриарха! Кстати Диомида заочно разжаловали, а как быть с произнесенным им по всем церковным канонам отлучением Алексия II, так никто внятно народу и не разъяснил?
Так продолжалось почти 100 лет, примерно до 1589—1593 годов когда Московские митрополиты получили достоинство Патриархов и формальное признание автокефалии от восточных патриархов. Если вчитаться в труды дореволюционных российских историков, то ясно вырисовывается обретение Патриаршества, путем обычного подкупа , и Константинопольского патриарха и других восточных патриархов, территория которых полностью была поглощена Османской империей и патриархии рассматривали Москву как своего единственного «защитника» и спонсора перед Турецким Султаном.
Отличительной чертой управления Московской Церкви по сравнению с прочими патриархатами было отсутствие при Патриархе постоянно действующего собора епископов — Синода, который к тому времени уже сложился как один из органов власти в прочих поместных Церквах.
Наивысшей власти Московские Патриархи достигли при Патриахе Филарете (1619—1634), отце царя Михаила Федоровича. В 1625 году царь издал Несудимую грамоту, по которой суд над всеми церквами, монастырями и крестьянами на церковных и монастырских землях передавался Патриарху, что превращало Патриархат.
В средине XVII века в Русской Церкви было осуществлено исправление богослужебных книг — реформа Патриарха Никона .
Реформа не была принята частью Церкви, вследствие чего произошёл раскол и возникло старообрядчество.
В ноябре 1686 года, тоесть через 200 лет, после отделения, была ликвидирована автономия Киевской митрополии в юрисдикции Константинопольского Престола, а в 1687 Патриарх константинопольский Дионисий с согласия других Восточных Патриархов прислал грамоту, утверждающую постановление митрополита Гедеона (Четвертинского) во главе Киевской митрополии, воссоединённой с Московским Патриархатом.
Его преемники канонически подчинялись Московской Патриархии».
Это решение было принято вопреки воли Иерусалимского Патриарха Досифея II (Нотара), который считал такое переподчинение противным канонам и усматривая в таком стремлении Московского правительства и патриарха «самолюбие церковников», то есть Патриарха Иоакима, отношения с которым после 1686 года у него окончательно испортились.
Впоследствии, при новом Патриархе в Константинополе, законность данного акта Патриарх константинопольский Дионисий была поставлена под сомнение.
Но падения и разграбление имущества Киевской метрополии неуклонно продолжалось. Впоследствии киевские митрополиты превратились в епархиальных архиереев Российской Церкви с сохранением митрополичьего титула.
По смерти Патриарха Адриана в 1700 году Петр I воспретил избрание нового патриарха и по прошествии 20 лет учредил Духовную Коллегию, вскоре переименованную в Святейший Синод, который, являясь государственным органом, исполнял функции общецерковного управления с 1721 по август 1917, — с императором в качестве «Крайнего Судии сей Коллегии».
На этом история Патриархии в Российской империи прерывает свое существование!
Вплоть до времени Всероссийского Поместного Собора 1917—1918 годов основным внешним регулирующим документом для Церкви являлся Духовный Регламент 1721 года, а позже также Устав Духовных Консисторий.
Падение монархии в России 2 марта 1917 года церковная иерархия в своём большинстве встретила либо равнодушно, либо сочувственно.
6 марта Святейший Синод на своём заседании издал Определение № 1207
Об обнародовании в православных храмах актов 2 и 3 марта 1917 г., гласившее, в частности:
«Означенные акты принять к сведению и исполнению и объявить во всех православных храмах, в городских — в первый по получении текста сих актов день, а в сельских — в первый воскресный или праздничный день, после Божественной литургии, с совершением молебствия Господу Богу об утешении страстей, с возглашением многолетия Богохранимой Державе Российской и Благоверному Временному Правительству ея.»
Тоесть как бы Николая II, ныне Святого Великомученика в лоне РПЦ, а тогда царя российского долой и сами будем себе хозяивами и почти по большлевистски «Мы наш мы новый мир построим»».
29 апреля 1917 года, реорганизованный новым Обер-прокурором В. Н. Львовым Синод обратился с Посланием к архипастырям, пастырям и всем верным чадам Российской Православной Церкви, которое объявляло о введении выборного начала в церковном управлении и возвещало о созыве Поместного Собора.
Летом 1917 года проходили выборы епископов по епархиям — явление беспрецедентное в синодальный период: на соответствующие кафедры были избраны Тихон (Беллавин) в Москве, Вениамин (Казанский)в Петрограде, Сергий (Страгородский) во Владимире.
Всероссийский Поместный Собор, собрался 15 августа 1917 в Успенском соборе Кремля.
Крупнейшим его решением было восстановление патриаршего возглавления Российской Церковью 28 октября 1917, которое сохраняется и ныне.
Деяние не было механической реставрацией патриаршества в том виде, как оно существовало до синодального периода: наряду с институтом патриаршества Собор учреждал 2 постоянно действующих коллегиальных органа (Священный Синод и Высший Церковный Совет).
К ведению Синода были отнесены дела иерархически-пастырского, вероучительного, канонического и литургического характера, а в ведение Высшего Церковного Совета — дела церковно-общественного порядка: административные, хозяйственные, школьно-просветительные. Особо важные общецерковные вопросы, связанные с защитой прав Церкви, подготовкой к предстоящему Собору, открытием новых епархий, — подлежали решению совместного присутствия Синода и Высшего Церковного Совета.
В состав Синода входили, помимо его Председателя – Патриарха, – еще 12 членов: митрополит Киевский по должности, 6 архиереев по избранию Собором на три года и 5 епископов, призываемых по очереди сроком на один год. Из 15 членов Высшего Церковного Совета, возглавляемого, как и Синод, Патриархом, 3 архиерея делегировались Синодом, а один монах, 5 клириков из белого духовенства и 6 мирян – избирались Собором.
Предстоятелям Русской Церкви с 1917 стал Святой Патриарх Тихон;
Но В. Ленин, с Л. Троцким и И. Сталиным все решили по своему и 7 ноября 1917г. настала Великая Октябрьская социалистическая революция, как теперь принято писать Октябрьский переворот!
Управившись с первостепенными вопросами захвата власти в стране, уже 20 января (по ст. ст.) 1918 СНК РСФСР утвердил Декрет Об отделении церкви от государства и школы от церкви, которым Церковь была отделена от государства и от государственной школы, лишена прав юридического лица и собственности; религия стала исключительно частным делом граждан. Вот тут как в русской пословице « Вот тебе Бабушка и Юрьев день!»
Все, мол, свободны и с вещами на выход!
Так нечего было раскачивать империю и божьего помазанника Николая II а затем вместе со всей семьей на плаху! И никто из церковников кроме находившихся зарубежном, ни гу-гу после обнародования этого известия!
Патриарх Тихон, правда, осуждая братоубийственную гражданскую войну, после 1919 года стремился занимать нейтральную позицию в конфликте сторон, но для большевиков такая позиция была неприемлема.
В своём послании Совнаркому по поводу 1-й годовщины Сов. власти Тихон писал 25 окт. 1918:
"...Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания? Поистине, вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы. Народу, изнурённому кровопролитной войной, вы обещали дать мир без аннексий и контрибуций... Вместо "аннексий и контрибуций" великая наша Родина завоёвана, умалена, расчленена и в уплату наложенной на неё дани вы же вывозите в Германию не вами накопленное золото.
Отечество вы подменили бездушным интернационализмом, хотя сами отлично знаете, что когда дело касается защиты отечества, пролетарии всех стран являются верными его сынами, а не предателями... Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по тяжести братоубийство.
Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братской кровью: прикрываясь различными названиями - контрибуцией, реквизицией и национализацией, вы толкаете его на самый открытый и беззастенчивый грабёж. В безнаказанном убийстве и грабеже заключается дарованная вами свобода... Мы знаем, что наши обличения вызовут в вас только злобу и негодование...
Отпразднуйте годовщину вашего пребывания у власти освобождением заключённых, прекращением кровопролития, насилия, разорения, спасения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани" ("Вестник.-', 1968, № 89-90, С. 19-23
Для большевиков православная церковь, как и всякая иная религиозная организация, априори была идеологическим противником.
Многие священнослужители были либо монархически ориентированы, либо не могли сочувствовать новому антирелигиозному режиму.
Первые же послания Патриарха Тихона были восприняты как призывы к саботажу.
Вскоре последовали санкционированные государством жёсткие преследования, включавшие в себя повсеместное разрушение храмов, аресты и организованные репрессии многих священнослужителей и верующих.
К тому же, большая часть иерархии и духовенства эмигрировала и создала за рубежом собственную церковную структуру — Русскую православную церковь заграницей.
Острый конфликт между структурами, возглавляемыми Патриархом Тихоном, и властями разгорелся весной 1922 года во время кампании по изъятию церковных ценностей для закупки продовольствия за границей. Насильственная конфискация порой приводила к кровавым эксцессам.
Патриарх Тихон был привлечён к уголовной ответственности за издание своего воззвания от 28 февраля. В Москве, Петрограде и других городах прошли судебные процессы по «церковникам» с вынесением суровых приговоров, включая высшую меру «социальной защиты» — расстрел.
Власти стремились ослабить Церковь также посредством стимулирования противоречий и раскольничьих групп. Поддержку органов ГПУ получило обновленчество, которое было официально признано органами государственной власти как Православная Российская Церковь.
16 июня 1923 Тихон освобожден из-под ареста, в печати появилось заявление, в к-ром он раскаивался в "антисов. поступках". В послании от 1 июля Тихон писал: "... Сознавая свою провинность перед Сов. властью, выразившуюся в ряде наших пассивных или активных антисов. действиях... т.е. в сопротивлении Декрету об изъятии церк. ценностей в пользу голодающих, анафемствовании Сов. власти, возражении против Брестского мира, мы каемся и скорбим о жертвах, получившихся в ряде этой антисов. деятельности- Церковь аполитична и не желает быть "ни белой, ни красной" церквью" ("Вестник.-", № 115, С. 76).
В марте 1924 Президиум ЦИК СССР постановил прекратить уголовное дело Белавина В.И. - патриарха Тихона 9 дек, 1924 неизвестные ворвались в его келью в Донском монастыре, келейник Я.С. Полозов заслонил Тихона и был выстрелом убит, покушавшиеся бежали.
На своём соборе в апреле 1923 обновленцы приняли резолюцию в поддержку советского социалистического строя, осудили «контрреволюционное» духовенство, Патриарха Тихона объявили низложенным.
Но не тут то было. Обновленцы могли решать все что угодно коммунистической власти, но Патриарх Тихон, не подчинился своему низложению и продолжал оставаться законным Патриархом РПЦ аж до своей смерти в 1925 году.
Согласно его завещательному распоряжению, которое имеет в церковном праве силу церковного закона, после его кончины 7 апреля 1925 года, у кормила церковного управления РПЦ стал Патриарший Местоблюститель митрополит Крутицкий Петр (Полянский).
30 марта (ст. ст.) после торжественного погребения св. патриарха Тихона в Донском монастыре собираются 60 архиереев Русской Церкви, в присутствии которых оглашается распоряжение патриарха о порядке местоблюстительства, составленное им 25 декабря (ст. ст.) 1924 г.:
«В случае Нашей кончины Наши патриаршие права и обязанности предоставляем временно до законного выбора нового Патриарха Высокопреосвященнейшему Митрополиту Кириллу (Смирнову). В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить ему в отправление означенных прав и обязанностей, таковые переходят к Высокопреосвященнейшему Митрополиту Агафангелу (Преображенскому). Если же и сему Митрополиту не представится возможности осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященнейшему Петру (Полянскому), Митрополиту Крутицкому».
Присутствовавшие в Донском монастыре архиереи вынесли следующее решение: “Убедившись в подлинности документа [т. е. завещательного распоряжения патриарха, – авт. ] и учитывая
1) то обстоятельство, что почивший Патриарх при данных условиях не имел иного пути для сохранения в Российской Церкви преемства власти и
2) что ни митрополит Кирилл, ни митрополит Агафангел, не находящиеся теперь в Москве, не могут принять на себя возлагаемых на них вышеприведенным документом обязанностей, Мы, Архипастыри, признаем, что Высокопреосвященный митрополит Петр не может уклониться от данного ему послушания и во исполнение воли почившего ПАТРИАРХА должен вступить в обязанности Патриаршего Местоблюстителя”. (Акты Патр. Тихона…, с. 413).
1925: 27 ноября (ст. ст.) был арестован местоблюститель патриаршего престола митрополит Петр. Еще раньше в ссылку заблаговременно были отправлены митрополит Кирилл Казанский и митрополит Агафангел Ярославский. За несколько дней до ареста митрополит Петр успевает оставить распоряжение о своих заместителях на случай его насильственного отстранения от церковного управления:
«В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам отправлять Мне обязанности Патриаршего Местоблюстителя, временно поручаю исполнение таковых обязанностей Высокопреосвященнейшему Сергию (Страгородскому), Митрополиту Нижегородскому.
Если же сему митрополиту не представится возможности осуществить это, то во временное исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстительства вступает Высокопреосвященнейший Михаил (Ермаков) Экзарх Украины или Высокопреосвященнейший Иосиф (Петровых), Архиепископ Ростовский».

С 10 декабря 1925 фактическим главой церковного управления с титулом Заместителя Патриаршего Местоблюстителя был митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), который предпринимал попытки нормализовать положение Церкви в новом государстве.
29 июля 1927 под давлением властей он выступил с декларацией, которая выдвигала тезис, что можно быть православным христианином и одновременно «сознавать Советский Союз своей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, неудачи — наши неудачи».
Реакция на заявление Сергия в церковных кругах была противоречивой. Зарубежный (Карловацкий) синод отверг и осудил её.
Еще часть священнослужителей внутри страны, которым некуда было эммигрировать, расценив поступок митрополита как предательство интересов Церкви, ушла в подполье, присвоив себе название — Истинно православная церковь.
ИПЦ еще называют Катакомбной церковь это собирательное название тех представителей российского православного духовенства и православных общин, которые в 20-е годы XX века вышли из-под юрисдикции Московского патриархата, обвинив его в сотрудничестве с советскими властями, и заняли нелегальное положение.
Среди основателей Катакомбной Церкви традиционно выделяют митрополита Иосифа (Петровых), архиепископов Феодора (Поздеевского) и Андрея (Ухтомского).
Вокруг них сформировались, соответственно, движения «иосифлян», «даниловцев» и «андреевцев», состоявшие из части архиереев, духовенства и мирян, не признавших Декларацию митрополита Сергия 1927 года о лояльности церкви по отношению к советской власти.
Так же «истинно-православные» часто называли себя «тихоновцами», по имени патриарха Тихона, не признавшего советской власти.
Общим во взглядах различных катакомбных групп было стремление их членов как можно меньше контактировать с советским обществом и государством. Катакомбная церковь очень напоминала раннее старообрядчество.
Священников, не признававших Декларацию митрополита Сергия, продолжали репрессировать, они не могли легально осуществлять церковные службы.
В результате собрания проходили подпольно, в условиях строгой секретности. Преследования «истинно-православных» продолжались с разной интенсивностью все годы Советской власти — прежде всего в годы коллективизации, сталинизма, а затем в 60-х годах, после хрущевского указа 1961 года о борьбе с тунеядством.
По нему были сосланы и посажены тысячи «истинно-православных», отказывавшихся официально устраиваться на работу (и, как правило, работавших по договорам). Де-факто кампания по борьбе с тунеядством и была направлена, прежде всего, против разного рода раскольников (от старообрядцев до баптистов).
В 1961—1962 годах были арестованы почти все активные члены «катакомбных» общин.
На ссылке большинство «истинно-православных» продолжали отказываться от официального трудоустройства, что вело к суду и отправке в лагерь.
К началу 70-х годов большинство оставшихся в живых «истинно-православных» вышли на свободу — однако движение было обескровлено.
К 1990-м годам не осталось в живых ни одного «катакомбного» архиерея, чьё преемство восходило бы к епископату указанных общин и не подлежало бы сомнению.
Однако и смысла в секретном положении уже не было. Когда гонения полностью прекратились, все адекватные церковные «катакомбники» вышли из тени и открыто исповедовали Православие.
Сохранившиеся же «катакомбники» примкнули к другим юрисдикциям (в основном к РПЦ МП и к РПЦЗ), некоторые существуют на акефальном положении.
Сегодня большая часть «катакомбных» общин не связана друг с другом и какими-либо зарегистрированными церквями, объединяясь лишь вокруг своих наставников.
Общая численность «катакомбных» общин в РФ сейчас на 2008 год, насчитывает несколько тысяч человек.
В настоящее время к Катакомбной церкви себя относят:
Русская Катакомбная Церковь Истинно Православных Христиан, Российская православная автономная церковь, Истинно-православные христиане-федоровцы, Русская Истинно-Православная Церковь, Российская Автокефальная Истинно-Православная Церковь, Истинно-Православная Катакомбная Церковь, Истинно-Православная Церковь (Московская митрополия), Российская Истинно-Православная Церковь (Московская архиепископия), Православная Российская Церковь (Истинно Православная Церковь), Православная Российская Церковь (Высшее церковное управление), Апостольская Православная Церковь и ряд других общин.
Теперь продолжим историю РПЦ.
1925: 9 декабря (ст. ст.) в Донском монастыре под председательством архиепископа Екатеринбургского Григория (Яцковского) состоялось совещание десяти архиереев, которые знали о назначении митрополита Сергия временным Заместителем Местоблюстителя, но считали, что после ареста митрополита Петра Церковь осталась без возглавления.
Они образовали Временный высший церковный совет (ВВЦС) в составе шести архиереев под председательством архиепископа Григория, по имени которого этот раскол вошел в историю Церкви под именем “григорьевского”. Участники совещания обратились к всероссийской пастве со своим посланием: “Верующие пастыри и пасомые в самом начале революции собрались на церковный Собор 1917 г. с тем, чтобы упорядочить жизнь церковную. С тою же целью они возглавили Русскую Церковь Святейшим Патриархом Тихоном…
Патриарх Тихон был человек и как человек не мог не ошибаться среди бурного течения революции. Естественно было искать исправления ошибок. Но исправление оказалось хуже самих ошибок. За исправление взялись люди с нечистыми руками и нечистым сердцем и повели Церковь по строптивым, нечистым путям, чем оттолкнули от себя и от своего дела верующий народ и вынудили Патриарха Тихона взять в свои руки кормило церковного правления…
Чувствуя приближение кончины и предвидя невозможность канонического избрания себе преемника, Патриарх Тихон назначил Местоблюстителями патриаршей кафедры митрополитов: Казанского Кирилла, Ярославского Агафангела и Крутицкого Петра. Собрание православных епископов, участвовавших в погребении почившего первосвятителя, за отсутствием двух первых вручило права патриаршего Местоблюстителя митрополиту Крутицкому Петру.
Но не угодно было Господу успехом благословить труды сего святителя. За время правления его нестроения и бедствия святой Церкви лишь усугубились… Она как бы вернулась к самым темным временам своего бытия. Вся воля святой Церкви как бы затмилась единою человеческою волею. Ввиду сего мы… решили избрать Временный высший церковный совет для ведения текущих дел Русской Православной Церкви и для подготовки канонически правильного Собора… При этом мы твердо решили не входить ни в какие отношения и общение с обновленцами и обновленчеством во всех его видах…
Вместе с тем мы считаем своим долгом засвидетельствовать нашу совершенную законопослушность предержащей власти правительства СССР и веру в его добрую волю, в чистоту его намерений в служении благу народа. Взаимно мы просим верить нашей лояльности и готовности служить на благо того же народа”. (Прот. Владислав Цыпин, История Русской Церкви 1917-1997).

Часть священнослужителей, не будучи солидарны с рядом положений Декларации, оценили её характер как вынужденный, сохранили доверие к Сергию как руководителю Патриаршей Церкви. Остальные полностью приняли Декларацию.
Однако надежды митрополита Сергия и его сторонников в отношении властей не оправдались.
Синод, возглавлявшийся Сергием, юридического признания не получил, аресты духовенства и административное закрытие храмов возобновились с новой силой с 1929.
Так, в 1937 было закрыто более 8 тысяч храмов, ликвидировано 70 епархий и викариатств. В течение 1937—1938 НКВД провёл несколько операций по арестам и расстрелам духовенства. Симптоматично, что 16 апреля 1938 Президиум Верховного Совета СССР постановил ликвидировать Комиссию Президиума ЦИК СССР по вопросам культов.
Вместе с тем, в начале 1938 насчитывалось 49 правящих обновленческих архиереев и 11 пребывающих на покое, хотя репрессии 1937—1938 затронули также и обновленцев.
К 1939 церковная структура по всей стране была практически уничтожена; епархии как административные единицы фактически исчезли, значительная часть духовенства истреблена физически или находилась в лагерях. Тем не менее, властям к тому же 1939 стало ясно, что попытки решить поставленную задачу полного искоренения религии в СССР провалились.
Часть исследователей сходятся во мнении, что существование катакомбной Церкви в СССР было одной из важных, если не основной, причин, почему Патриаршему Местоблюстителю удалось сохранить 1939 несколько сот приходов и ужатое до минимума церковное управление.
Кроме того, ситуация серьёзно изменилась в сентябре 1939, когда в результате аннексии Союзом ССР значительных территорий Польши, а в 1940 — Латвии, Литвы иЭстонии, на территории СССР оказалось свыше 7 500 тысяч православных верующих, организованных в епархии и приходы, действующие монастыри, учебные заведения, редакции церковных газет и т. д.
В это же время в лоно РПЦ перешел и юный алтарник с г. Талина Алексей Ридигер, будущий Патриарх Алексий II. О его первых шагах и делах до 1957 года было рассказано во 2 части этой работы.
РПЦ после 1943 года
5 июня 1943 И. В. Сталин подписал секретное постановление Государственного комитета обороны Об утверждении мероприятий по улучшению зарубежной работы разведывательных органов СССР, в котором религиозные организации впервые были отнесены к объектам, представляющим интерес для органов внешней разведки СССР.
В преддверии Тегеранской конференции, состоявшейся в конце 1943, «его [Сталина] намерение состояло в том, чтобы вновь надавить в целях открытия второго фронта, а также в стремлении увеличения помощи.
Он решил, что приспело время сделать публичный жест и продемонстрировать свою лояльность к Церкви. Он считал, что Запад оценит такой сигнал и это повлечёт желаемый ответ».
3 сентября офицер НКГБ Г.Г. Карпов (будущий Председатель Совета по делам РПЦ) доставил в срочном порядке Патриаршего Местоблюстителя Сергия и его сотрудников из Ульяновска, где церковное руководство Патриархии находилось в эвакуации с октября1941, в Москву.
4 сентября 1943 произошла встреча И.В. Сталина с Патриаршим Местоблюстителем Сергием (Страгородским) и митрополитами: Ленинградским Алексием (Симанским) и Киевским Николаем (Ярушевичем), постоянно пребывавшим в Москве.
Но решения И.Сталина и принятые на их основе церковные реформы митрополита Сергия, уже находились в противоречии с принятыми другими церковными иерархами решениями по восстановлению православия на территории Белоруссии, Украины и части России.
Мы не должны забывать, что на 1943 год эти страны были оккупированы немецкими войсками и скажем для примера, что фактическая церковная власть в созданном 20 августа 1941 Рейхскомиссариате Украина принадлежала тогда «Администратору Автокефальной Украинской Православной Церкви» Архиепископу Поликарпу (Сикорскому), назначенному в декабре 1941 митрополитом Варшавским Дионисием (Валединским) на основании указаний Вселенского Патриарха Вениамина и по согласованию с властями Рейхскомиссариата!
Тем не менее, события в Москве шли своим чередом и распоряжения Вселенского Патриарха коммунистам не указ. А проблемы каноничности назначения того или иного церковного клирика остались, как и законность принятых ими в свое время решений! Но в РПЦ эту тему умышлено замалчивают.
Было принято решение о создании специального правительственного органа — Совета по делам Русской православной церкви, во главе которого был поставлен полковник МГБ Г.Г. Карпов.
8 сентября 1943 в резиденции бывшего германского посла в Чистом переулке, состоялся Cобор епископов, избравший СергияПатриархом Московским и всея Руси.
Патриаршая Церковь была легализована де-факто и получила своё нынешнее официальное наименование — Русская Православная Церковь взамен использовавшегося до того: Поместная Российская Православная Церковь, что также означало фактическое непризнание государством обновленческих структур!
Патриаршество было воссоздано без предусмотренного Собором 1917—1918 годов Высшего Церковного Совета, но Священный Синод как орган был сохранён и его существование закреплено в Положении об управлении РПЦ, принятом на Соборе 1945 года.
Новый Синод отличался от Временного Синода при Заместителе Местоблюстителя тем, что становился органом власти, а не являлся только совещательным органом при Первоиерархе.
В 1945г. Патриархом был избран Алексий I (Симанский) пробывший в этой должности до 1970);
Число зарегистрированных православных обществ (приходов) на 1 января 1957 составляло 13.477.
Однако, несмотря на «потепление» в отношениях Церкви и государства, Церковь непрестанно пребывала под государственным контролем, и любые попытки расширения её деятельности вне стен храмов встречали отпор, вплоть до административных санкций».
Как видит непредвзятый читатель история Русской православной церкви, это сложные конфликты и даже временами религиозные войны. Не существует единой, русской православной церкви и Патриарх Алексий II не единственный законно избранный и легитимный православный Патриарх!
Мы проследили очень кратко историю РПЦ до 50 голов прошлого века, но мины, заложенные в фундамент РПЦ после 1918 года взрываются и сеют смуты и расколы до сих пор.
Я уже в предыдущих своих работах писал о Чукотском Эпископе Диомиде, но еще хочу на этом и других комментариях положения РПЦ в последние год правления Патриарха Алексия II остановиться отдельно.
В феврале 2007 года резонанс как в Церкви, так и в светских СМИ вызвало Обращение ко всем архипастырям, пастырям, клирикам, монашествующим и всем верным чадам Святой Православной Церкви, подписанное епископом Анадырским Диомидом (Дзюбаном).
Обращение содержало критику руководства Московской Патриархии за исповедание «еретического учения экуменизма», развитие «духовного соглашательства (неосергианства), подчиняющего церковную власть мирской, зачастую богоборческой власти» и другие пункты критики священноначалия с консервативно-правых церковных позиций.
Наложенные в конце июня 2008 года на епископа Диомида канонические прещения вызвали протесты со стороны правого крыла членов РПЦ, которые сочли, что тем самым в РПЦ была «совершена „оранжевая“ революция, связанная с захватом и узурпацией власти узкой группой лиц из числа священноначалия.
Они стремятся спровоцировать церковный раскол и подчинить Русскую церковь антихристианским и антирусским силам Запада, тем самым, уничтожив её.»[
. По мнению историка Церкви игумена Иннокентия (Павлова), главной причиной поспешных и осуществлённых с процедурными нарушениями санкций в отношении Чукотского Преосвященного была его критика светской власти Российской Федерации и осуждение неосергианского курса руководства Патриархии: «Московская патриархия оказалась верна себе: срастание с властью, со сталинской ли, андроновской ли, или нынешней, — вот её главная, не подлежащая никакому сомнению святыня, посягательство на которую карается немедленно и беспощадно, без всякого канонического „крючкотворства“.»
Источник: http://www.h.ua

Категория: Актуально | Добавил: vbrovko3 (08.12.2008) | Автор: Бровко Владимир
Просмотров: 1574 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
В этом мире лжи и лицемерия уже так трудно кого-нибудь обмануть...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]