Среда, 28.06.2017, 20:38
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [247]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11<
 
  
 
width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

ОДНИМ УДАРОМ - СЕМЕРЫХ. Полет Юнкерса-52 в Москву в гости к Сталину.

ОДНИМ УДАРОМ - СЕМЕРЫХ.
Полет Юнкерса-52 в Москву в гости к Сталину.

Юнкерс-52

Когда-то, в 1994 году, сначала на английском, а потом и на русском языке вышли мемуары Павла Судоплатова «Разведка и Кремль», известного генерала КГБ, отсидевшего 15 лет на Лубянке «за связь с Берией». Он - организатор ликвидации Коновальца (лично) и Троцкого. Судоплатов – талантливый человек, с профессиональной отменной памятью. Хорошо владел литературным языком, да ему еще и помогали. Запад трудно удивить, но тогда его мемуары сразу стали бестселлером. За неразберихой лихих 90-х годов его не тронули. А когда книга вышла на русском, то как раз Судоплатов умер (24 сентября 1996 г.). К тому же то, о чем писал Судоплатов – история. Тогда, и позже, трогали тех, кто имел отношение к распилу текущих миллиардов или писал об этом, как например, редактор русского «Форбса» Пол Хлебников, застреленный у входа метро «Киевская» 9 июля 2004 года (и – с концами, хотя американские президенты и госсекретари по сей день не дают забыть это громкое убийств).

Когда я читал Судоплатова, то поражался количеству, да и качеству «фактуры» и деталей. Еще тогда обратил внимание на следующий абзац в его книге: «В мае 1941 года немецкий "Юнкерс-52" вторгся в советское воздушное пространство и, незамеченный, благополучно приземлился на центральном аэродроме в Москве возле стадиона "Динамо". Это вызвало переполох в Кремле и привело к волне репрессий в среде военного командования: началось с увольнений, затем последовали аресты и расстрел высшего командования ВВС. Это феерическое приземление в центре Москвы показало Гитлеру, насколько слаба боеготовность советских вооруженных сил».

Ни до, ни после этого сообщения в тексте ничего нет. Нет также ничего о последствиях для экипажа этого приземления в черте столицы , да и о целях этого полета. О целях разве что косвенно: «полет показал Гитлеру, насколько слаба боеготовность советских вооруженных сил». Стало быть, можно предположить, что самолет был послан специально именно для прощупывания надежности противовоздушной обороны. Она оказалась слабой: самолет сел прямо в Москве. Этот полет много позднее, 28 мая 1987 года, как раз в день пограничника, переплюнул Матиас Руст, посадивший свою маленькую «Сессну» у Кремля. Тогда за это была снята вся головка ВВС, начиная с дежурных операторов и командующего ПВО Колдунова, даже до самого верха добрался Горбачев - снял министра обороны министра Соколова, назначив на его место Язова, впоследствии активного члена ГКЧП.

Почему бы в мае 1941 года не послать для прощупывания ПВО СССР маленький самолет, какой-нибудь «Шторх»? Ну, потому, что маленький и заметить сложно. Проскочит, но никакой уверенности, что ПВО дырявая это не даст. На Москву планировались армады бомбардировщиков, так что для проверки подходил трехмоторный Юнкерс-52. На истребителе как раз накануне, 10 мая 1941 года, перелетел в Англию Гесс, и тоже остался незамеченным, хотя англичане в то время уже имели радары.

Этот эпизод с Юнкерсом, может быть, так и оставался втуне, если бы не перо Игоря Бунича, автора многих бестселлеров 90-х годов. Он давно умер – почти 10 лет назад, весной 2000 года. Однако, придется ради такого важного случая как прилет 15 мая 1941 года в Москву Юнкерса, потревожить прах плодовитого автора. Вот что Бунич писал в книге «Лабиринты безумия» (она издавалась еще под несколькими названиями - «Операция «Гроза»» и пр.): «15 мая 1941 года, в 7 часов 30 минут утра по московскому времени, со стороны немецкой границы над Белостоком появился трехмоторный немецкий транспортный самолет Ю-52.

...Стояла прекрасная погода, в голубом небе ярко сияло солнце. Наземные станции ПВО, вместо того, чтобы объявить тревогу и начать наводить на нарушителя перехватчики, связавшись с «юнкерсом», корректировали его курс и высоту полета.

Миновав Смоленск, «юнкерс» взял курс на Москву и около половины двенадцатого утра вошел в зону ПВО столицы СССР. Прекрасно ориентируясь в сложной инфраструктуре окрестностей гигантского города, самолет уверенно пошел на посадку, на полосу известного всей стране Тушинского аэродрома. (Фактическая ошибка: сел на аэродром, на месте которого сейчас здание аэропорта, бывшее Ходынское поле, а рядом, через Ленинградский проспект, метро «Аэропорт» и «Динамо» - В.Л.).

Развернувшись в конце полосы, «Юнкерс» заглушил свои двигатели как раз в тот момент, когда к нему подъехал элегантный черный «Форд», сверкая на солнце никелированными фарами и бамперами.

Из автомобиля вышел человек, одетый, несмотря на жару, в двубортный костюм и шляпу, поднялся в самолет по выдвинутому изящному металлическому трапу. Вскоре он появился снова, неся небольшой кожаный портфель. «Форд» немедленно покинул аэродром и в сопровождении черной «эмки» помчался в сторону Москвы. Через два часа, заправившись горючим, «Юнкерс» вылетел с Тушинского аэродрома и, пройдя весь свой путь в обратном направлении, исчез в воздушном пространстве Германии. (Оказывается, по Буничу, Юнкерс привез личное письмо Сталину от Гитлера, текст письма гласил, ниже- В.Л.):

«Уважаемый господин Сталин, Я пишу Вам это письмо в тот момент, когда я окончательно пришел к выводу, что невозможно добиться прочного мира в Европе ни для нас, ни для будущих поколений без окончательного сокрушения Англии и уничтожения ее как государства… (пропускаю кусок о том, что немцы и англичане – братья, и Гитлер просто вынужден обрушиться на Англию из-за ее неразумных правителей – В.Л.).
... Вам уже, наверное, известно, что один из моих заместителей, господин Гесс, я полагаю – в припадке умопомрачения из-за переутомления, улетел в Лондон, чтобы, насколько мне известно, еще раз побудить англичан к здравому смыслу, хотя бы самим своим невероятным поступком. Судя по имеющейся в моем распоряжении информации, подобные настроения охватили и некоторых генералов моей армии, особенно тех, у кого в Англии имеются знатные родственники, происходящие из одного древнего дворянского корня.
В этой связи особую тревогу у меня вызывает следующее обстоятельство.
При формировании войск вторжения вдали от глаз и авиации противника, а также в связи с недавними операциями на Балканах вдоль границы с Советским Союзом скопилось большое количество моих войск, около 80 дивизий, что, возможно, и породило циркулирующие ныне слухи о вероятном военном конфликте между нами.
Уверяю Вас честью главы государства, что это не так.
Letter
Со своей стороны, я также с пониманием отношусь к тому, что вы не можете полностью игнорировать эти слухи и также сосредоточили на границе достаточное количество своих войск.
В подобной обстановке я совсем не исключаю возможность случайного возникновения вооруженного конфликта, который в условиях такой концентрации войск может принять очень крупные размеры, когда трудно или просто невозможно будет определить, что явилось его первопричиной. Не менее сложно будет этот конфликт и остановить.
Я хочу быть с Вами предельно откровенным. Я опасаюсь, что кто-нибудь из моих генералов сознательно пойдет на подобный конфликт, чтобы спасти Англию от ее судьбы и сорвать мои планы.
Речь идет всего об одном месяце. Примерно 15-20 июня я планирую начать массированную переброску войск на запад с Вашей границы. При этом убедительнейшим образом прошу Вас не поддаваться ни на какие провокации, которые могут иметь место со стороны моих забывших долг генералов. И, само собой разумеется, постараться не давать им никакого повода. Если же провокации со стороны какого-нибудь из моих генералов не удастся избежать, прошу Вас, проявите выдержку, не предпринимайте ответных действий и немедленно сообщите о случившемся мне по известному Вам каналу связи. Только таким образом мы сможем достичь наших общих целей, который, как мне кажется, мы с Вами четко согласовали.
Я благодарю Вас за то, что Вы пошли мне навстречу в известном Вам вопросе и прошу извинить меня за тот способ, который я выбрал для скорейшей доставки этого письма Вам.

Я продолжаю надеяться на нашу встречу в июле.
Искренне Ваш, Адольф Гитлер. 14 мая 1941 года».

Как видите, цель для полета дана более чем весомая: фюрер пишет личное строго секретное и конфиденциальное письмо. Настолько тайное, что его пересылку нельзя доверить ни дипкурьеру, ни шифровке в германское посольство, ни личному посланцу. В письме – шутка ли, - фюрер персонально уверяет Сталина в своем миролюбии и всячески призывает его не поддаваться на провокации германских генералов, а в случае таковых – немедленно сообщить о них Гитлеру. Тот сам накажет ослушников. Да, такое письмо только так, в самолет – и в Москву.

Любопытно, что можно извлечь из этого письма, так сказать, в силу его внутренней логики? Как бы его анализировал Шерлок Холмс с Фандориным с помощью дедуктивного метода?

Берем фразу фюрера из письма: «прошу извинить меня за тот способ, который я выбрал для скорейшей доставки этого письма Вам». Из этой фразы следует, что ни Сталин, ни его ближайшее окружение, руководство наркомата обороны и ПВО не были информированы о полете самолета. Иначе бы извиняться было не за что.

Вместе с тем, во вступлении к письму Бунич пишет: «Наземные станции ПВО, вместо того, чтобы объявить тревогу и начать наводить на нарушителя перехватчики, связавшись с «юнкерсом», корректировали его курс и высоту полета».

Отсюда следует, что в полет самолета, его курс и цель были посвящены сотни людей, включая сержантов. Сержанты были, а вот великий вождь как сержантов, так и маршалов – не был. Опять же, Бунич пишет, что самолет на поле уже встречал посланец Кремля, одетый в «двубортный костюм и шляпу», приехавший на «Форде», который вынес из Юнкерса «небольшой кожаный портфель».

Сколько деталей! Но нет одной, самой важной: фамилии посланца, одетого в «двубортный костюм и шляпу».

Далее. Самолет на длинном пути поджидает множество опасностей. Гроза, ураган, технический отказ, пожар, сбой в системе оповещения (вдруг кто-то не знает и собьет), авария при посадке... Наконец, самоуправство экипажа, который может вскрыть секретный пакет. А что? Если генералы ненадежны, то что и говорить о простых летчиках.

Что это за самолет такой – Юнкерс-52? Это транспортный самолет Люфтваффе того времени, а также и пассажирский. Число мест – 18. Дальность полета на крейсерской скорости – 1300 км, скорость – 250 км.час. То есть, самолет находился в полете от границ Германии до Москвы более 6 часов и прилетел уже на остатках горючего. А при встречном ветре и вовсе бы не долетел.

Еще в письме сказано, что уже имелась договоренность о встрече Гитлера со Сталиным, что явствует из слов: «Я продолжаю надеяться на нашу встречу в июле». Это большая новость и государственная тайна, ибо о таковой встрече, кроме как в этом письме, нет нигде никаких упоминаний.

Итак, Гитлер пошел на чрезвычайный риск, но все же решил отправить письмо, забитое высшими тайнами и секретами, тихоходным транспортником Ю-52, хотя в его распоряжении были бомбардировщики Ju 188D с максимальной скоростью 560 км.час и с дальностью полета около 2500 км.

Каков резонанс этого «письма Гитлера»?

Согласно информации официальной газеты "Южный Федеральный" (округ) в 2005 году в Волгограде состоялась научно-практическая конференция, посвященная 60-летию Победы. На ней присутствовал специальный гость конференции, маршал Советского Союза здравствующий и поныне Дмитрий Язов.

«В своем выступлении, - пишет газета, - он зачитал текст письма Гитлера Сталину от 14 мая 1941 года, в котором германский лидер уверял Сталина в том, что "упорно циркулирующие слухи" о предстоящем конфликте между Германией и СССР не соответствуют истине. По мнению Язова, Сталин в действительности мог быть введен фюрером в заблуждение, чем отчасти и объясняется провал советских войск в первые дни войны».

А в газете «Красная звезда» от 27 апреля 2005 года со слов Язова это письмо печатают!

Где же находилось приведенное вами письмо Гитлера? – спрашивает корреспондент у Язова.

- В архиве Сталина, или архиве ЦК КПСС. А в прошлом году оно было опубликовано в книге Панова «Офицерский корпус в политической жизни России», том 6, издательство «Эйдас».

Только вот Панов тиснул письмо на 8 лет позже, чем Бунич. Откуда следует, что Панов перепечатал его из художественно-исторического исследования Бунича. И вообще такого рода писания – из «корпуса» платных диссертаций, штампуемых для упрочения «ученых-офицеров». Вот здесь образец – за 800 рублей.

Обратите внимание: маршал Язов, в недавнем прошлом министр обороны СССР, на НАУЧНОЙ конференции зачитывает письмо Гитлера Сталину! После этого письмо пошло гулять по газетам, даже в Независимое Военное Обозрение попало, а потом уже к американским «историкам»: ну как же, сам маршал Язов его зачитал! Уровень советских министров обороны и маршалов давно известен. Сталин их отстреливал без всякого сожаления.

Более того. Вскоре это «письмо Гитлера» попало в университетскую работу David E. Murphy. What Stalin Knew. The Enigma of Barbarossa. Yale University Press, 2005 (Что знал Сталин. Загадка Барбароссы.) Этот поступил «честно» - он дал сноску (номер 9) на «исследование Игоря Бунича» и сообщил, что никаких архивных документов на этот счет нет. Через год другой американец John Lukacs в своей книге June 1941: Hitler and Stalin. Yale University Press. 2006 сослался на David E. Murphy. Потом другие стали ссылаться на John Lukacs и исчезли всякие следы «источника письма Гитлера Сталину».

Сравнительно недавно в правительственной "Российской газете" от 20 июня 2008 г. выступил известный историк Анатолий Уткин и в статье «Письмо Сталину. О чем писал Адольф Гитлер советскому вождю накануне вторжения» складно пересказал фантазию Бунича, хотя и ссылается при этом на Симонова и Ширера, которые упоминают вовсе не об этом несуществующем майском письме, а о письмах Сталина-Гитлера от января 1941 года. Впрочем, и этих писем в архивах нет, а есть только упоминания у Симонова со ссылкой на Жукова.

Сейчас приходится признать, что «зачтение» Язовым «письма Гитлера» (включая дату написания) производилось по книге Бунича «Лабиринты безумия». Вот так сочинитель исторических фэнтэзи стал родителем «научно-практической сенсации».

А кто он такой, этот Игорь Бунич? Вот что дает справка: Покойный «родился в 1937 году, в семье инженера-конструктора. Окончил Ленинградский кораблестроительный институт. Работал в ЦНИИ им. Крылова и Военно-морской академии. Занимался переводами, реферированием иностранной литературы. В качестве хобби интересовался историей флота. В 1980-х годах проходил в качестве свидетеля по ряду дел, которые вел КГБ, в том числе и за распространение антисоветской литературы, из-за чего был вынужден несколько лет проработать ночным сторожем. Игорь Бунич получил широкую известность после выхода книги "Золото партии", жанр которой можно определить как смесь non-fiction и fantasy. В своих популярно-исторических произведениях автор описывает события истории, построив сюжетную канву на смелых предположениях».

Бунич умер, но «смелые предположения» и хохмы ночного сторожа живут.

К примеру, Бунич писал о военном заговоре "матерых троцкистов Баранова и Сергеева, возглавлявших в 30-х годах советские ВВС", в рамках которого летчик Николай Благин, сопровождающий семимоторный "Максим Горький" на истребителе И-5, специально врезался 18 мая 1935 года в гиганта, поскольку думал, что в нем находятся Сталин и другие члены политбюро ("Лабиринты безумия", с.365). Ясно, что в 1935 году троцкисты ничего, кроме бригады на лесоповале, возглавлять не могли. А Благин, между прочим, похоронен на Новодевичьем с подробным описанием на металлической плите того рокового полета.

Откуда взял Бунич взял этот интригующий эпизод с покушением Благина на Сталина, якобы сидящего в самолете "Максим Горький"? Я еще в 1997 году нашел разгадку. Оказывается, сразу же после катастрофы с "Максимом Горьким" польская желто-бульварная газета "Меч" (май 1935) поместила выдумку о теракте Благина. Для сенсации и поднятия тиража. В этой газетке даже приводилось предсмертное письмо Благина. Странно, что Бунич его не переписал. А может быть, не знал, ибо взял свое открытие из еще более отраженных источников? И вот оттуда-то эта байка и пошла гулять по свету.

Да много еще чего придумал корабел и ночной сторож. Например, что сокрушительное поражение Красной Армии в первые полгода войны объясняется тем, что она не сопротивлялась. Она, дескать, фактически подняла восстание против сталинской деспотии, и дивизии сдавались в плен, цитирую, "под звуки дивизионных оркестров". Дословно: "События лета 1941 года можно без всяких преувеличений назвать стихийным восстанием армии против сталинской деспотии". Он даже пишет, что Власов не просто так попал в плен, а был заслан группой генералов-заговорщиков, чтобы вместе с немцами свергнуть жуткого диктатора Сталина. Если уж не получилось угробить Сталина с помощью тарана троцкиста Благина, то пусть это сделает группа советско-нацистских генералов (не названных) с Власовым.

Правда, вина Бунича не персональная, а коллективная. Все эти книги, начиная с «Золота партии», есть своего рода «бригадный подряд». Нанималась группа удальцов. По каталогу выбирались подходящие книги, делались выписки , связывались во что-то более-менее «художественно-историческое» и выдавались на гора по соглашению с издательством. Имена литнегров неизвестны, лишь иногда какой-нибудь настырный пробивался и тогда на титуле появлялось: Игорь Бунич. "Балтийская трагедия", написана при участии Д.М.Васильева."

Если бы только неизвестного нам Васильева. И если бы «написана». В той же "Балтийской трагедии" стянуты целые страницы из "Таллинского дневника" Михайловского. Да и вообще все это неприкрытые компиляции. Творческая роль Бунича заключалась в придумывании пикантных объяснений, как например, цель прилета Юнкерса в Москву, сочинение «письма Гитлера», объяснение гибели семимоторного Максима Горького заговором троцкистов, нахождение причин поражений 1941 года в заговоре генералов, которые вели свои армии сдаваться «под звуки дивизионных оркестров». Остальное – это деловые связи, бизнес.

В 90- е годы царил жуткий голод на «историческую правду». Ну, вот ею и накормили. В то время поточно-литературная деятельность приносила неплохой доход.

Бунич умер, и корпорация рассыпалась. Ибо он был брендом. Такая же писанина без бренда не стоила ничего.

Но все же, вернемся к полету Юнкерса. Зачем он прилетел? У Судоплатова сказано, что, похоже, ради проверки надежности ПВО СССР и Москвы в особенности. И проверка была произведена: самолет безболезненно сел на бывшей Ходынке. Но там есть и еще один ключ к разгадке: «Это вызвало переполох в Кремле и привело к волне репрессий в среде военного командования: началось с увольнений, затем последовали аресты и расстрел высшего командования ВВС».

Давайте посмотрим, о ком именно идет речь?

После приземления Юнкерса перед самой войной и в первые её дни были арестованы начальник ВВС Красной Армии П.В. Рычагов, начальник управления ПВО Г.М. Штерн, командующий Прибалтийского военного округа А.Д. Локтионов, до того занимавший должность начальника ВВС Красной Армии, помощник начальник Генштаба по авиации Я.В. Смушкевич, командующий ВВС Московского военного округа генерал-лейтенант авиации П. И. Пумпур... , а также бывший начальник Генштаба К.А. Мерецков и нарком вооружений Б.Л. Ванников. Все они, кроме пощаженных начальника Генштаба К.А. Мерецкова и наркома вооружения Б.Л. Ванникова, были расстреляны в октября 1941 в Куйбышеве на спецучастке Управления НКВД СССР по Куйбышевской области на основании предписания наркома внутренних дел СССР Л. П. Берия № 2756/Б.

Могут сказать, что Павел Рычагов был отстранен от должности до полета Юнкерса, в апреле.

Да, в воспоминаниях адмирала И.С. Исакова рассказано о высказывании Рычагова на совещании у Сталина по поводу большой аварийности в авиации: «Давались то те, то другие объяснения аварийности, пока очередь не дошла до Рычагова. Он был молод (ему было 30 лет – В.Л.), а уж выглядел совершенным мальчишкой по внешности. И вот, когда до него дошла очередь, он вдруг говорит: Аварийность и будет большая, потому что вы заставляете нас летать на гробах! Это было совершенно неожиданно, он покраснел, сорвался, наступила абсолютно гробовая тишина. Стоял только Рычагов, еще не отошедший после своего выкрика, багровый и взволнованный, и в нескольких шагах от него стоял Сталин. Сталин много усилий отдавал авиации, много ею занимался и разбирался в связанных с ней вопросах. Несомненно, эта реплика Рычагова в такой форме прозвучала для него личным оскорблением, и это все понимали. Сталин остановился и молчал. Все ждали, что будет. Он постоял, потом пошёл мимо стола, в том же направлении, в каком шёл. Дошёл до конца, повернулся, прошёл всю комнату назад в полной тишине, снова повернулся и, вынув трубку изо рта, сказал медленно и тихо, не повышая голоса: — Вы не должны были так сказать! И пошёл опять. Опять дошёл до конца, повернулся снова, прошёл всю комнату, опять повернулся и остановился почти на том же самом месте, что и в первый раз, снова сказал тем же низким спокойным голосом: — Вы не должны были так сказать, — и, сделав крошечную паузу, добавил: — Заседание закрывается. И первым вышел из комнаты».

Выписка из протокола решения Политбюро ЦК ВКП(б) № 26 «9 апреля 1941 г. п.125. Об авариях и катастрофах в авиации Красной АРМИИ (Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР) ЦК ВКП(6) и СНК СССР устанавливают, что аварии и катастрофы в авиации Красной Армии не только не уменьшаются, на все более увеличиваются из-за расхлябанности летного и командного состава, ведущей к нарушениям элементарных правил летной службы. Факты говорят, что из-за расхлябанности ежедневно в среднем гибнет у нас при авариях и катастрофах 2-3 самолета, что составляет на год 600—900 самолетов. Нынешнее руководство ВВС оказалось неспособным повести серьёзную борьбу за укрепление дисциплины в авиации и за уменьшение аварий и катастроф. ...Объявить выговор наркому обороны т. Тимошенко за то, что в своем рапорте от 8 апреля 1941 г. он по сути дела помогает т. Рычагову скрыть от ЦК ВКП(б) и СНК СССР недостатки и язвы, имеющие место в ВВС Красной Армии».

12 апреля 1941 г. Рычагов был снят с должности и направлен на учёбу в Военную академию Генштаба. 24 июня 1941 года арестован. Затем пытки и признание. 28 октября 1941 года расстрелян по распоряжению Берии.

Но между учебой в Военной академии Генштаба и пытками, а потом бессудным расстрелом есть большая разница. И граница пролегает как раз через полет Юнкерса. Прямым следствием полета являлся арест 8 июня 1941 года (прямо в госпитале) помощника начальника Генштаба по авиации Якова Смушкевича, который якобы проводил «вражескую работу, направленную на, снижение боевой подготовки ВВС Красной Армии и увеличение аварийности в Военно-Воздушных Силах». 28 октября 1941 года расстрелян без суда по распоряжению Л.П. Берии. На расстрел его несли на носилках.

Штерн Григорий Михайлович. Арестован 7 июня 1941 г., пытки, 28 октября 1941 г. расстрелян без суда по распоряжению Л.П. Берии.

Генерал-полковник Александр Дмитриевич Локтионов, арестован 19 июня 1941 года. Расстрелян 28 октября 1941 года, разумеется, по распоряжению Берии.

С Московского военного округа Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Петр Иванович Пумпур. 31 мая арестован, пытан, расстрелян (этот – в 1942 г., но тоже по списку Берии).

Приказ № 0035 от 10 июня 1941 года наркома обороны С. К. Тимошенко: «О факте беспрепятственного пропуска через границу самолета Ю-52 15 мая 1941 г.

15 мая 1941 г. германский внерейсовый самолет Ю-52 совершенно беспрепятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелет по советской территории через Белосток, Минск, Смоленск в Москву. Никаких мер к прекращению его полета со стороны органов ПВО принято не было. Посты ВНОС 4-й отд. бригады ПВО Западного особого военного округа, вследствие плохой организации службы ВНОС, обнаружили нарушивший границу самолет лишь тогда, когда он углубился на советскую территорию на 29 км, но, не зная силуэтов германских самолетов, приняли его за рейсовый самолет ДС-3 и никого о появлении внерейсового Ю-52 не оповестили. Белостокский аэропорт, имея телеграмму о вылете самолета Ю-52, также не поставил в известность командиров 4-й бригады ПВО и 9-й смешанной авиадивизии, так как связь с ними с 9 мая была порвана военнослужащими. Командование 9-й смешанной авиадивизии никаких мер к немедленному восстановлению связи не приняло, а вместо этого сутяжничало с Белостокским аэропортом о том, кому надлежит восстановить нарушенную связь.

В результате командир западной зоны ПВО генерал-майор артиллерии Сазонов и начальник штаба 4-й отд. бригады ПВО майор Автономов никаких данных о полете Ю-52 до извещения из Москвы не имели. В свою очередь вследствие плохой организации службы в штабе 1-го корпуса ПВО г. Москвы командир 1-го корпуса ПВО генерал-майор артиллерии Тихонов и зам. начальника Главного управления ПВО генерал-майор артиллерии Осипов до 17 мая ничего не знали о самовольном перелете границы самолетом Ю-52, хотя дежурный 1-го корпуса ПВО 15 мая получил извещение от диспетчера Гражданского воздушного флота, что внерейсовый самолет пролетел Белосток.

Никаких мер к прекращению полета внерейсового самолета Ю-52 не было принято и по линии Главного управления ВВС КА. Более того, начальник штаба ВВС КА генерал-майор авиации Володин и заместитель начальника 1-го отдела штаба ВВС генерал-майор авиации Грендаль, зная о том, что самолет Ю-52 самовольно перелетел границу, не только не приняли мер к задержанию его, но и содействовали его полету в Москву разрешением посадки на Московском аэродроме и дачей указания службе ПВО обеспечить перелет.

Все эти факты говорят о неблагополучном состоянии службы ПВО Западного особого военного округа, о плохой ее организации, слабой подготовленности личного состава ВНОС ПВО, потере бдительности в 4-й отд. бригаде ПВО и отсутствии должной требовательности со стороны командующих военными округами и высшего начсостава ПВО и ВВС к четкости несения службы ПВО.

Приказываю:

1. Военному совету Западного особого военного округа тщательно расследовать факт самовольного пролета самолета Ю-52 через территорию округа, выявить всех виновных лиц и наложить на них взыскания своею властью. Немедленно восстановить телефонную связь Белостокского аэропорта с 9-й смешанной авиадивизией и штабом 4-й бригады ПВО и в пятидневный срок проверить состояние связи аэропортов со штабами ПВО. Исполнение донести к 20.6.41 г.

2. Военным советам округов (ДВФ) назначить авторитетные комиссии, которые обязать к 1.7.41 г. обследовать всю систему ПВО на территории округов, обратив особое внимание на ее боеготовность, состояние службы наблюдения, оповещения, связи и подготовку постов ВНОС. Все недочеты, вскрытые комиссиями, устранить на месте в процессе их работы. Результаты обследования и о принятых мерах донести мне к 5.7.41 г.

3. Начальнику Главного управления ПВО до 1.7.41 г. обследовать состояние ПВО в Западном особом и Московском военных округах и результаты обследования доложить мне лично. Его же распоряжением обеспечить к 1.7.41 г. все посты ВНОС силуэтами самолетов и организовать поверку знаний постами ВНОС силуэтов и умения определять по ним принадлежность самолетов.

4. За плохую организацию службы ВНОС, отсутствие должного воинского порядка в частях ПВО и слабую подготовку личного состава постов ВНОС командующему Западной зоной ПВО генерал-майору артиллерии Сазонову, начальнику штаба 4-й бригады ПВО майору Автономову объявить выговор.

5. За самовольное разрешение пролета и посадки Ю-52 на московском аэродроме без поверки прав на полет в Москву начальнику штаба ВВС генерал-майору авиации Володину и заместителю начальника 1-го отдела штаба ВВС генерал-майору авиации Грендалю объявить замечание».

6. Командиру 1-го корпуса ПВО генерал-майору артиллерии Тихонову и заместителю начальника Главного управления ПВО генерал-майору артиллерии Осипову обратить особое внимание на слабую организацию системы наблюдения и оповещения.

Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко

Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г. Жуков

Надо ли говорить, что все, кто получил здесь выговоры да замечания (как, например, Володин и Грендаль) были расстреляны 28 октября 1941 года?

Да, конец у них у всех был одинаковый: арест, пытки, признание во «вражеской работе, направленной на снижение боевой подготовки ВВС Красной Армии и шпионаже», расстрел по записке Берия с резолюцией: «Расстрелять всех поименованных в списке. И. Сталин» (в списке было 46 человек). Я уж не говорю о более мелких чинах, которых постреляли без всяких записок.

Конечно, на генералов (любых) и ранее копился материал. Рычагов сказал про летающие гробы. Локтионов не достаточно рьяно проводил политику репрессий в Прибалтийском военном округе (в декабре 1940 года был отстранён от занимаемой должности и находился в распоряжении Народного комиссара обороны СССР). Смушкевич подал записку о крупных пробелах в бомбардировочной авиации и отсутствии радионавигации... Тогда на всех генералов-маршалов в НКВД лежал компромат. Берия на самого Сталина имел досье.

Но все же расстрел генералов с опытом боевых действий, уже во время войны, когда так не хватало командных кадров (уничтоженных или арестованных в 1937-38 гг), когда немцы стояли под Москвой... Для этого должна была быть очень весомая причина. И эта причина – полет Юнкерса в Москву. Слишком уж оскорбительна была пощечина для любителя и знатока авиации тов. Сталина. Говорит маршал Жуков (из книги Константина Симонова. Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине):

«Что сказать о последствиях для армии тридцать седьмого — тридцать восьмого года? Вы говорите, что без тридцать седьмого года не было бы поражений сорок первого, а я скажу больше. Без тридцать седьмого года, возможно, и не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел. Да что говорить, когда в тридцать девятом году мне пришлось быть в комиссии во время передачи Ленинградского военного округа от Хозина Мерецкову, был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто был выше, были поголовно арестованы».

Ликвидация генералов в 1941 году - явная тактическая победа Гитлера. Пожертвовав пешкой, отдав транспортник Ю-52 и троих членов экипажа (думаю, они были расстреляны как шпионы), Гитлер одним ударом проверил ПВО страны (в том числе, установил слабость истребительной авиации) и ликвидировал головку советских ВВС.

А расстрел... тут еще и «зло сорвать»: наказать генералов за страшный разгром летом-осенью 1941 года, за потерю авиации и почти полное отсутствие воздушного прикрытия наземных войск.

Все казненные 28 октября 1941 года генералы были в 1954-55 годах реабилитированы посмертно.


Валерий ЛЕБЕДЕВ,
"Русская Америка, NY”http://www.rusamny.com/422/t04(422).htm
Категория: Публицистика | Добавил: kazahd (17.12.2009)
Просмотров: 995 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]