Суббота, 23.09.2017, 16:09
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

КАЗАХСТАНСКИЙ ДНЕВНИК

Меню сайта
Категории каталога
мир [192]
Публицистика [121]
литература [25]
Актуально [310]
Актуальные новости
Казахстан [28]
Разнообразная информация о жизни страны
Украина [247]
Новости Украины
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
if(11<
 
  
 
width=31 height=31 border=0 alt="TOP.proext.com">'); //--> Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какую информацию Вы хотите получить из Казахстана?
Всего ответов: 121

Каталог статей

Главная » Статьи » мир

Хуннская легенда, или Сказание о царе Цзе-Куе

Хуннская легенда, или Сказание о царе Цзе-Куе

Луна выкатилась на безоблачное звездное небо абсолютно круглым шаром, излучая особый синеватый свет. Он мягко струился по бескрайней пустыне, словно омывая и очищая пески перед молитвой. Нежное дыхание сизой ночи доносило далекие звуки, в которых только избранные могли расслышать тихий голос предков, шептавших слова Сокровенного сказания…

________________________

Давным-давно была свергнута первая китайская династия Ся. Её последний правитель Цзе-Куй спасся бегством. Его семейство и подданные, все они вперемежку покинули родину на заре и отправились по одной дороге в молчании, без чинов и регалий, без званий и титулов. Ровным шагом изгнанники брели в песчаную страну Шасай, чтобы там искать мира у кочевых племен хяньюнь и хуньюй.

Однажды на привале у бивуачного костра Цзе-Куй рассматривал сорванный им цветок орхидеи и, размышляя над собой, неожиданно постиг, что вся его жизнь была суетной ложью, сплошной паутиной дворцовых заговоров и интриг, в которую под конец жизни угодил он сам. От одной этой мысли разум царя помутился. С каждым днем он все глубже погружался в раздумья, повздорил с женами, рассорился с вельможами, стал раздражительным и нелюдимым. Лишь изредка он допускал к себе старшего сына Шун Вэя. С ним одним отец делился мыслями и доверял тайны, предчувствуя свой близкий конец.

Поход был долгим и трудным. Девяносто девять дней и ночей изгнанники провели в пути и, наконец, пришли в стан кочевников на закате солнца. День закончился, а ночь еще не устоялась. Сумерки сгущались и кое-где уже горели костры.

Цзе-Куй добрался уже совершенно седым, иссохшим, белым, как лунь стариком. Он шел, опираясь правой рукой на посох, а в левой царь держал завядший цветок орхидеи. Его царские одежды превратились в рубище нищего и когда Цзе-Куй пробирался сквозь толпу людей, жаждавших увидеть его, то вдруг понял, что никто из них не разглядел в нем обычного человека, правда, все еще царя, но уже потерявшего богатство и власть. На его лице заиграла улыбка от мысли, что это любопытство не будет длиться вечно: скоро интерес к нему пропадет и толпа разойдется, а сам он, повинуясь судьбе, должен будет, растворившись в черни, стать одним из тех, кто сейчас смотрел на него с удивлением.

Представ перед вождем кочевников, Цзе-Куй передал посох приближенным, при этом он уронил цветок, но не стал поднимать орхидею. Лишь смущенно улыбнулся и, не утеряв величия, гордо объявил, что хочет сообщить всем свою последнюю волю: он доверяет вождю кочевых племен хяньюнь и хуньюй жизнь родного сына – принца крови Шун Вэя, а вместе с ним всю свою семью и поданных. Сам Цзе-Куй отправится дальше один и войдет в безжизненную пустыню Гоби*, из которой еще никто не возвращался живым. Там он принесет себя в жертву богам, ибо не желает, чтобы злые духи продолжали преследовать тех, кто пришел вместе с ним на чужбину.

Люди слушали его молча. Среди всеобщего безмолвия голос царя звучал так громко и проникновенно, что всем казалось, будто слова слетали с небес. Когда Цзе-Куй закончил свою речь, то протянул руки к Вечному Небу, моля о Высшей милости, и толпа замерла в ожидании.

Нависла пронзительная тишина. А потом свершилось чудо: яркая вспышка на миг ослепила людей, прогремел гром и полил ливень.

В суматохе никто не заметил исчезновения Цзе-Куя.

Первым спохватился Шун Вэй. Он всю ночь искал отца, но обнаружил только затоптанный тысячами ног цветок орхидеи. Подняв и омыв его дождевой водой, принц остался стоять на месте, призывая отца.

Его крики услышали лишь под утро, когда затихла стихия. Толпа собралась скоро и, окружив Шун Вэя, делилась впечатлениями. Принцу передали посох отца, но сам царь не объявился.

Вскоре появился вождь кочевников в сопровождении старейшин. Узнав об исчезновении Цзе-Куя, они рассудили, что прошлым вечером все слышали последнюю царскую волю и были свидетелями Чуда. Затем вождь обвел толпу взглядом и торжественно объявил, что, согласно собственной воли, Цзе-Куй один отправился в голодную пустыню, чтобы там принести себя в жертву богам. Отныне принц крови Шун Вэй возглавит тех, кто пришел вместе с ним. Все они составят новый род, которому племена хяньюнь и хуньюй выделят скот, дадут повозки и юрты – так решил совет старейшин. Однако древний обычай кочевников гласит, что Родиной можно считать только ту землю, где покоятся тела предков. Сказав это, вождь закончил.

По толпе прокатился рокот, люди обратили взгляды на Шун Вэя. Он стоял на том самом месте, где вчера вечером стоял его отец. Принц держал посох в правой руке, а в левой – орхидею. Цветок ожил от дождевой воды, и листья его разгладились. Изношенная одежда придавала Шун Вэю сходство с Цзе-Куем, который, будто помолодев за одну ночь, вновь говорил, но теперь уже в сиянии утра.

И когда лучи восходящего солнца коснулись лица Шун Вэя, раздался его голос. Он сказал, что душа человеческая возносится в установленное Небом время, а тела людей полагается предавать земле. Ему необходимо исполнить сыновний долг – похоронить отца. Поэтому он отправится вслед за Цзе-Куем, чтобы возвести над его телом царский курган.

Подняв над головой цветок орхидеи, Шун Вэй добавил, что род Лань** во главе с ним идет на поиски останков Цзе-Куя и новой родины для будущих поколений. Сказав это, он ударил посохом по земле. И никто не ослушался его воли.

Род Лань ушел. В пути к ним присоединились рода Хуянь и Сюйбу***. Вместе они долго странствовали по безжизненной гобийской пустыне. И вот однажды странники оказались в чудесной северной стране, богатой реками и пастбищами с сочной травой. Они обрели новую родину, и жизнь там потекла своей чередой: скот тучнел и множился без числа, людей становилось все больше и больше. Вскоре народилось новое поколение от смешанных браков, которое создало свой род, назвав его Си Люань-ди****.

Но настал день, когда Вечное Небо призвало душу Шун Вэя, сожалевшего в конце жизни лишь о том, что ему так и не удалось найти тело отца, чтобы исполнить сыновний долг. Принца захоронили под большим курганом, положив в могилу царский посох и живой цветок орхидеи. Эта могила объединила рода Лань, Сюйбу, Хуянь и Си Люань-ди, которые с той поры стали называться народом хунну.

Говорят, они по сей день кочуют в гобийской пустыне, в поисках тела царя Цзе-Куя. И при этом свято верят, что старца сохранили пески, а его душа по ночам сходит с небес и является во сне одиноким путникам, оказавшихся в той безбрежной пустыне.

К.Бегалин

________________________

*В те времена пустыня Гоби считалась непроходимой.

**Лань – означает «орхидея».

***Хуянь – означает «заяц», а Сюйбу – «край».

****Согласно китайских источников род Си Люань-ди считался у хуннов царским.

Категория: мир | Добавил: kazahd (22.10.2008)
Просмотров: 872 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]